#Учиться #Делать #Отдыхать

Олег Кулик: путь человека-собаки к индивидуальности

Известный акционист Олег Кулик рассказывает о своем личном пути от человека-собаки до индивидуальности.

Одесская лекция-перформанс Олега Кулика собрала в Зеленом театре около сотни почитателей его творчества. Публика была чрезвычайно разнообразной: от богемной тусовки и местных критиков до случайных прохожих и тинейджеров, рискнувших прийти послушать икону постсоветского акционизма.

 

Путь в искусство

Прежде чем рассказать о своем пути в искусство, Олег Кулик решил пригласить зрителей поучаствовать в перформансе. Его цель — устранить расстояние между лектором и публикой. На специально подготовленных столах лежали равные куски полимерной глины и отрезки проволоки одинаковой длины — все это должно было стать материалом для будущих арт-объектов:

— Любое дистанцированное знакомство с современным искусством приводит к разочарованию. Я предлагаю провести некую магическую акцию создания произведения искусства из полимерной глины совместно с художником. Передайте те эмоции, которые вы испытываете именно сейчас по отношению ко мне, и мои по отношению друг к другу. Выразите свое отношение к тому, что происходит в стране, выразите это в личике, мордочке, рожице. Кто-то из вас сделает прекрасную девочку, кто-то — отвратительного старика. В процессе нашего общения вкладывайте в материал эмоции своими пальцами. В момент засыхания эмоции усилятся у каждого из нас. Это и создаст уникальную инсталляцию, которая будет напоминать об этой встрече.

Фото: Станислав Кинка.

Затем Олег Кулик перешел к рассказу о личном пути в искусство, приводя много примеров из своей деятельности. Этому не помешали ни провокационные вопросы слушателей, ни отсутствие достаточной освещенности пространства, в котором выступал художник:
— В 1980 году я переехал из Киева в Москву. Мне очень не нравилась атмосфера в Киеве — такая блатная, домашняя и удушающая. Москва меня потрясла своей свободой. Там, к слову, было много выходцев из Одессы и других регионов. Все нестандартные и даже оппозиционные люди со своим взглядом на вещи. Тогда формировалось понимание, что советская система неправильная, а существует какая-то правильная система — капиталистическая, мистическая, интеллектуальная. Система взаимоотношений социума и государства, которая более присуща современному человеку, которая раскрепощает его. Но это все равно система, коллектив, это не личность, не индивидуальность. В этих разговорах мы подошли к перестройке, а потом СССР взял и исчез. Это было неожиданно.

Москва меня потрясла своей свободой. Там, к слову, было много выходцев из Одессы и других регионов. Все нестандартные и даже оппозиционные люди со своим взглядом на вещи.

Олег Кулик в своей речи не испытывает пиетета ко многим институтам. Государство, нация, религия — все это, по его мнению, «пошлые и тупые вещи». После развала СССР все ожидали периода свободы, но он не наступил. Поэтому знаменитый перформанс художника — попытка поставить точку в своей деятельности. Эта точка превратилась в мощный старт для нового Олега Кулика, известного в амплуа человека-собаки.

 

Человек-собака

— Уже через три года после свободы (распада СССР в 1991 г. — прим.), было понятно, что не появилась свобода личности. Страх рассыпался и приобрел уникальные и разнообразные черты. Стало непонятно, что может произойти со страной, с искусством. Раньше казалось, что нам надо просто открыться, чтобы все наладилось. Но Советский Союз бурлил в каждом из нас.

????????????????????????????????????

Лекция Олега Кулика в Одессе. Фото: Станислав Кинка.

Разочарованный происходящим, Олег Кулик решил, что стоит прощаться с искусством. Именно в тот период он предложил публике образ «нечеловека». Голый мужчина на цепи, кусающий прохожих в антураже мрачной и серой Москвы 1994 года. Акция имела успех:
— Это был акт отчаяния, жест, завершающий мою карьеру художника. Я не понимал, что происходит в человеческом сообществе. Я ничего не мог сказать, хотя я делал усилие. Поэтому я выбегаю как собака, кусаю всех за ноги и не пускаю в галерею, веду себя дико, грязно, безумно. И этим прощаюсь с искусством.

Одесситам показали запись знаменитого перформанса Олега Кулика. Фото: Станислав Кинка.

Одесситам показали запись знаменитого перформанса Олега Кулика. Фото: Станислав Кинка.

Сразу после акции в Москве Олега Кулика приглашают в Швейцарию, чтобы он повторил перформанс:

— На эту выставку меня пригласили в качестве собаки. Я пытался предложить другие образы, но хотели только дикое животное. Я приезжаю в Цюрих и ищу место для «собаки», и в этот момент среди организаторов происходит разговор, что, может, и не нужно этот перформанс проводить, потому что он опасен. Они решили, мягко говоря, меня «слить». Куратор сказала, что мое место — за пределами музея: «Нет такого художника, как Олег Кулик». Тогда я решил, что раз меня нет, то я могу делать все что угодно. Я пошел в магазин, на последние деньги купил цепь и приковал себя к двери музея за полчаса до вернисажа. Я держал вход 47 минут. Публика приходила, показывала приглашения, но я на них клал, публику кусал и в зал не пускал. Это создало большое напряжение на выставке. Потом приехала полиция с клеткой для диких животных. Прибывшие полицейские просто спасли меня, ведь самое сложное — это закончить перформанс.

После успеха в Европе Олег Кулик проводит целый ряд акций, одна из которых «I bite America, America bites me». Это было двухнедельное заточение в клетке, куда мог войти любой желающий и «пообщаться» с Куликом, находящемся в образе животного:
— За эти две недели я совершенно влюбился в американских людей: они приятно пахнут. В Цюрихе меня арестовывали, в Стокгольме арестовывали, в Париже чуть палками не побили. Люди там вели себя очень дико по отношению к моему произведению искусства. А в Америке посетители заходили в клетку. Я помню это чувство, когда ты существуешь в глазах других, а значит, существуешь вообще.

 

В поисках индивидуального

Олег Кулик во время лекции несколько раз возвращался к теме распада Советского Союза и того, что после него образовалось. В его системе координат независимые страны не являются венцом творения — это маленькие объединения, где появились свои символы, свои гордости, свои религии, государственные предпочтения и традиции. Но для Олега Кулика главная задача его пути — найти свою индивидуальность:

Стоит говорить о постсоветской травме. Она одинакова и в Украине, и в России, и в Казахстане, и в Грузии, и в Азербайджане. Это не совсем вопрос о прошлом. Вот есть я, есть мой опыт, что, конечно, прошлое, но главное формулируется очень коротко: станьте индивидуальными.

— Стоит говорить о постсоветской травме. Она одинакова и в Украине, и в России, и в Казахстане, и в Грузии, и в Азербайджане. Это не совсем вопрос о прошлом. Вот есть я, есть мой опыт, что, конечно, прошлое, но главное формулируется очень коротко: станьте индивидуальными. Посмотрите хотя бы на мой опыт. Вопросы войны и политики могут вытащить из человека все самое худшее. Можно узнать наше личное отношение к этим вещам, но это игры, в которые нас хотят втянуть люди из государственной власти, чтобы мы разбирались, никак не имея возможности на что-либо повлиять. Я рассказываю о своем личном опыте индивидуализации от этого слипшегося советского пельменя. Это оказалось очень трудно, неуютно и некомфортно. Мой личный путь из этой собаки оказался абсолютно индивидуальным.

 

 

Фото на главной: deitch.com.
ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться