#Учиться #Делать #Отдыхать

Ульрих Шрайбер: как создать международный литературный фестиваль

ForshMag пообщался с одним из основателей международного литературного фестиваля в Одессе, главой Берлинского литературного фестиваля Ульрихом Шрайбером. Об искусстве, банальности и ускользающей зажигалке.

Ульрих Шрайбер — строитель, со временем превратившийся в директора Берлинского международного литературного фестиваля. Любопытная трансформация. Кем вы мечтали стать в детстве?

Поваром. Моя бабушка отлично готовила, с кухни доносились вкусные запахи, и я постоянно вертелся рядом, учился, помогал. Но сейчас не готовлю, моя жена справляется с этим куда лучше.

Мы идем по Еврейской улице, Herr Schreiber тем временем с восторгом перебегает дорогу на красный свет и внимательно глядит по сторонам: ему нужны курительные принадлежности, а их нигде нет. Если сигареты удается раздобыть у прохожих, то с зажигалкой дела обстоят труднее. Я пытаюсь записывать на диктофон, диктофон записывает все вокруг, кроме голоса Ульриха. Приходится запоминать.

Список вопросов в кармане, но в них слишком много труднопроизносимых слов (о, дивная мелодичность немецкого языка), поэтому я судорожно выдумываю вопросы попроще, пытаясь не свалиться ненароком в унылую яму разговоров о погоде, но при этом и не устраивать собеседнику внезапный сеанс психоанализа. Импровизирую.

Есть что-то, что вас адски раздражает? Назовите первое, что приходит в голову.

Уродливые здания на пляже. Они такие ужасные, закрывают красивейший вид. Кому они вообще нужны? Я думаю, что их скоро снесут.

Афиша Второго международного литературного фестиваля в Одессе.

Афиша Второго международного литературного фестиваля в Одессе.

Наконец мы подходим к «Тавернетте». Зажигалку мы так и не нашли. Спустя несколько минут оказывается, что зажигалка есть у официантки, которая не говорит по-английски, но почему-то считает, что если говорить по-русски громко, это поможет. Многострадальный диктофон глотает еще одну порцию звуковых пилюль — играет музыка, звенят бокалы, гудят машины. Настает время крайне «оригинальных» вопросов, которые еще никто не задавал.

 

О фестивале и городе

Почему Украина? Почему Одесса? Как так вышло вообще, что вы решили организовать международный литературный фестиваль в нашем городе?

В конце семидесятых я много путешествовал по Советскому Союзу, бывал в Киеве, Ленинграде, Ташкенте, Новгороде, когда-то даже учил русский в университете. У меня особые отношения с русским языком. Однажды мы встретились с моим другом Андреем Курковым, дело было в Румынии, тогда и возникла идея фестиваля. Я никогда прежде не был в Одессе, но литературная история города впечатляет. Мы подумали: «Почему бы нет?» и начали прощупывать почву. Почва оказалась благодатной, нас поддержал фонд Восточной Европы Jan Michalski Fondation.

 

Еще: Катя Тейлор: «Культурная децентрализация уже началась»

 

С какими организационными трудностями вы столкнулись?

Особых трудностей не возникало, этому поспособствовала Елена Павлова (директор Всемирного клуба одесситов — прим.), мы смогли на очень лояльных условиях проводить мероприятия в Литературном музее, библиотеке Грушевского, кукольном театре. Вообще одесситы отнеслись положительно к подобному начинанию. Мы надеемся, что проведение литературного фестиваля в Одессе станет традицией. Есть, конечно, и недочеты, но это все опыт. Например, теперь мы знаем, что проводить даже самые интересные на свете лекции в субботу в 10 утра — не лучшая идея.

Есть, конечно, и недочеты, но это все опыт. Например, теперь мы знаем, что проводить даже самые интересные на свете лекции в субботу в 10 утра — не лучшая идея.

Какие критерии вы используете, чтобы отобрать писателей для участия в фестивале?

Прежде всего, это авторы, о которых нам уже что-то известно. Например, участвовавшие в Берлинском фестивале: Андрей Курков, Юрий Андрухович, Виктор Ерофеев. Мы не ищем популярности, мы не зовем авторов бестселлеров, нас интересует качество. Мы приглашаем интересных писателей, и им вовсе необязательно иметь перевод на русский и украинский — это никак не повлияет на наше решение.

Ульрих Шрайбер на открытии фестиваля. Фото: litfestodessa.com.

Ульрих Шрайбер на пресс-конференции открытия фестиваля. Фото: litfestodessa.com.

 

А как молодому и неизвестному автору к вам попасть?

Пожалуй, ему стоит хорошо писать. У него должна быть книга, которую мы сможем прочесть. У нас нет каких-то рамок: недавно мы опубликовали в Берлине молодого неизвестного автора, беженца, просто потому, что он действительно талантлив.

Как вы видите целевую аудиторию фестиваля? Чем она отличается от немецкой, на ваш взгляд?

Я не думаю, что есть разница между одесской и берлинской публикой — это все люди, ориентированные на культурное развитие. Наша целевая группа — это студенты, учителя, люди, интересующиеся литературой, театром, политикой. Школьники, может быть, пока нет, но одна из наших целей — привлечь их.

Я не думаю, что есть разница между одесской и берлинской публикой — это все люди, ориентированные на культурное развитие.

 

О литературе и писателях

Существуют ли для вас границы в современной литературе?

Я за свободу слова. Не уверен, что для меня существуют границы. Хотя, конечно, литература не должна навязывать политическую идеологию. Я могу не разделять взгляды автора, но понимать, что произведение качественное. Например, мне нравится Мишель Уэльбек, я порой не согласен с ним, но он хороший автор.

Я могу не разделять взгляды автора, но понимать, что произведение качественное. Например, мне нравится Мишель Уэльбек, я порой не согласен с ним, но он хороший автор.

Обязательно ли, на ваш взгляд, писателю обладать чувством национального самосознания, занимать активную политическую позицию?

Это обязательно для футболистов, когда они играют против другой команды, но для писателей — и да, и нет.

14480626_1183368078376593_2753108497155974711_o

Где заканчивается искусство и начинается маркетинг? Может ли вообще в современном мире что-то не быть «искусством» при грамотном позиционировании?

Уф, об этом можно диссертацию написать, это не разговор для короткого интервью! Конечно, не все является искусством. Самовыражение остается самовыражением, если оно бесформенно.

 

Почитайте еще: Разговор о современной украинской литературе с основателем «Meridian Czernowitz» Святославом Померанцевым

 

Как вы понимаете для себя лично: что является искусством, а что — нет?

Толстой, Булгаков, Чехов, Тургенев, Гоголь, Тютчев, Блок — это настоящая литература. Не могу ответить четко, иногда и реклама бывает искусством. Но я знаю, что когда я читаю новеллу, стихи, роман, я точно могу сказать: это что-то стоящее или дерьмо собачье.

Когда я читаю новеллу, стихи, роман, я точно могу сказать: это что-то стоящее или дерьмо собачье.

А вы анализировали, почему так происходит?

Наверное, это опять же вопрос формы. Если история написана мастерски, логично и последовательно построен сюжет, слова интересно сочетаются друг с другом, я это чувствую, но я не литературный критик. Просто мне или нравится, или не нравится. Меня или трогает, или нет. А если не трогает, зачем читать дальше? Должна быть эстетика, эстетика может быть любой, но она должна существовать.

И наверное, не должно быть банально? Что может показаться вам банальным?

Вот это коробка (Ульрих показывает на салфетницу) — это банально. Сказать о коробке: «Это коробка» — банально.

Что посоветуете непременно прочесть молодым людям?

Я бы мог посоветовать огромное количество книг. Если говорить о молодых людях, я так понимаю 15-20 лет, я бы советовал ознакомиться с Азузом Бегагом. Он бывший министр Франции и хороший честный автор, его роман (речь о написанном в 1986 году романе «Le gone du Chaâba», или «Ребенок из Чаабы», издания на русском или украинском языках нет — прим.) — автобиографическая история одного парня-эмигранта о его жизни, развитии.

 
Интервью подходит к концу, я провожаю Ульриха до библиотеки и пытаюсь отыскать программку фестиваля в сумке. Программку найти не могу, но, надо же, все это время у меня были с собой спички.

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться