#Учиться #Делать #Отдыхать

В поисках призрака украинского дарк-фолка

В тени популярных исполнителей и мейнстримовых стилей скрывается своя интересная и противоречивая сцена.

Украинский дарк-фолк: кто его делает, зачем они это делают, как они это делают и для кого? На эти вопросы мы будем искать ответы вместе с Натальей Гриценко, музыкантом, участницей группы Casa Ukrania.

 

Украинский дарк-фолк: «маргиналы среди маргиналов»

Об украинском дарк-фолке говорить сложно, потому как сам дарк-фолк — эдакий микрожанр, слушателей которого едва ли наберется 5 % от общего числа любителей «темной сцены». Статья с историей о нем, которая в 2007-2008 годах печаталась в журнале Gothica, выходила с уместной формулировкой «маргиналы среди маргиналов», и это чистая правда.

В Украину жанр зашел на рубеже 1990-2000 годов вместе с Георгием Чарским (основателем группы Nekraїna, одним из пионеров дарк-фолка в Украине — прим.) и его переводными кавер-версиями песен Death in June и Current 93. По воспоминаниям, то было время, когда такую музыку было крайне тяжело достать, и записи, переписывающиеся друг у друга на кассеты, были исключительной редкостью. Вскоре после выхода сборника «Полин квітне» (первый и единственный на сегодняшний день сборник украинского дарк-фолка издан в 2005 году — прим.), тема успела себя исчерпать, и почти все группы постепенно прекратили функционировать.

 

В Украину жанр зашел на рубеже 1990-2000 годов. По воспоминаниям, то было время, когда такую музыку было крайне тяжело достать, и записи, переписывающиеся друг у друга на кассеты, были исключительной редкостью. 

 

Обложка сборника, 2005 год.

Обложка сборника, 2005 год.

Дарк-фолковой сцены в широком смысле, когда можно было бы, например, собрать тематический фестиваль, в Украине никогда не было. Дмитрий Даннер, участник группы The Litz и один из составителей сборника, рассказывал, что главной идеей было воссоздание этой сцены. Они пригласили исполнителей, которые более или менее близко с разных сторон подошли к тематике, эстетике и звучанию дарк-фолка. Собирали все, что есть — от профессиональных студийных до сделанных в домашних условиях записей. Для того, чтобы считаться дарк-фолком в середине 2000-х, было достаточно следующих критериев: это что-то украинское, на украинском языке, включающее в себя фолковые элементы и мрачную тематику текстов. Так, конечно, в категорию дарк-фолка попадали все — от Вия до Кому Вниз, что сейчас звучит довольно глупо, но именно с полуготической, полуфолковой музыкой дарк-фолк получил возможность зайти в Украину.

 

Для того, чтобы считаться дарк-фолком в середине 2000-х, было достаточно следующих критериев: это что-то украинское, на украинском языке, включающее в себя фолковые элементы и мрачную тематику текстов.

 

 

Об особенностях жанра

Дарк-фолк определяют как жанр, связанный с европейской традицией. С другой стороны, для него характерна неразрывная связь музыкального творчества и магии. Разговор о дарк-фолке неотделим от понятия «британского эзотерического подполья»: для его представителей Current 93, Death in June, Sol Invictus, Coil и других музыка была еще одним сознательным способом магической практики.

 

Почитайте также: Ритуалы писателей

 

Концерты? Только для своих

Главная причина, почему дарк-фолк так и не вырос в середине 2000-х годов и все еще не растет сейчас — это отсутствие спроса. Это очень узкоформатная музыка, слушатели которой довольствуются в большей степени западными артистами, и если на всю страну наберется 50 человек интересующихся, то это уже будет успех.

Концерт Casa Ukrania. Личный архив Натальи Гриценко.

Концерт Casa Ukrania. Личный архив Натальи Гриценко.

 

Это очень узкоформатная музыка, слушатели которой довольствуются в большей степени западными артистами, и если на всю страну наберется 50 человек интересующихся, то это уже будет успех.

 

На первом украинском концерте Death in June (он состоялся в 2012 году в Киеве — прим.) зал был забит до отказа, на последующих посетителей было уже куда меньше. На концерте украинского дарк-фолка, наверное, не наберется и нескольких десятков людей. В 2010-2012 годах в Киеве проводились эмбиент-нойзовые концерты, и на них приходило в лучшем случае 40 человек, при том, что это столица и состояние сцены было куда лучше, чем сейчас.

 

Также: Исчезающая память: кто и как спасает могилы одесских художников от забвения

 

Осенью мы запускаем портал, посвященный «темному» украинскому андеграунду. Мы в шутку называем это «украинским эзотерическим подпольем», хотя таковое тоже еще нужно вырастить. К порталу планируется также нет-лейбл, первой ласточкой которого задумана как раз компиляция украинского дарк-фолка. Хочется повторить эксперимент 2005 года и пригласить всех, кому так или иначе близки эстетика и мифология жанра, даже если общее звучание будет довольно разнобойным.

 

Находясь в андеграунде, осознаешь важную вещь, которую так хорошо некогда поняли индустриальные музыканты 1970-х: здесь ты сам по себе. Подачек от мейнстрима и налаженной шоу-биз системы нет и не будет, поэтому если хочешь чего-то добиться — сделай это сам.

 

Находясь в андеграунде, осознаешь важную вещь, которую так хорошо некогда поняли индустриальные музыканты 1970-х: здесь ты сам по себе. Подачек от мейнстрима и налаженной шоу-биз системы нет и не будет, поэтому если хочешь чего-то добиться — сделай это сам. Если тебя не издают лейблы, то сделай свой лейбл, если тебя не крутят по радио, то сделай свое радио, и так далее. Поэтому мы и готовим этот будущий портал — иного выхода нет: если об андеграундных музыкантах у нас никто не говорит, то они должны сами начать говорить и заняться своим продвижением.

 

О Casa Ukrania: андеграунд всегда возвращается

Casa Ukrania существует с начала 2014 года как синтез наших предыдущих электронных проектов. После нескольких лет блуждания тропами андеграунда — от танцевальной электроники до шумового эмбиентного индастриала — захотелось заняться чем-то новым. Летом 2015 года мы выпустили электронный альбом с уклоном в этнические мотивы — там были и народные песни, и стилизации с разнообразной электронной обработкой, и авторский материал. Отыграли несколько концертов, в том числе с австрийским музыкантом Bain Wolfkind, и постепенно поняли, что изначальный посыл не очень себя оправдывает. Поэтому мы вспомнили о своей любви к дарк-фолку, сменили инструментарий на полуакустический и обратились к тому, что у нас получается лучше всего — мрачной тематике и эстетике.

Мы уже почти закончили второй альбом. Многое выросло из дарк-фолковых наработок, обросших самыми разнообразными аранжировками. Можно сказать, что это условный дарк-фолк — такой, каким мы видим его. Последняя наша песня, после которой мы поняли, что с локальным дарк-фолк-ривайвалом может что-то получиться — это Nekropolem, трек для компиляции лейбла Heliophagia. Тематически он посвящен Жатве во всех смыслах — от природных до метафорических. Наша песня напоминает об извечной цикличности жизни, о том, что смерть и возрождение неразрывно связаны между собой, и неизбежный конец одного непременно даст начало чему-то новому.

 

Современный украинский дарк-фолк: какой он?

Украинская культура — это не только венки, пшеница и белые вышиванки. Она очень привязана к земле, хтоничности, смерти — достаточно открыть энциклопедию украинской мифологии и прочитать на выбор статей пять. Растения и животные, мифологические существа, символы, связанные с переходом, потусторонним миром. Огромное количество темных, земляных, пограничных образов. Все это — серьезный и почти не исследованный музыкантами тематический пласт. Кому, как не будущим поколениям украинских дарк-фолкеров, дать этой своеобразной, но неотъемлемой части культуры новую жизнь в своем творчестве?

Последнее открытие — возникший буквально этой весной проект Abendland. Парень-переводчик, записавший альбом на стихи Георга Тракля (австрийский поэт-экспрессионист — прим.) вместе с участником днепровского электроакустического проекта Gamardah Fungus. Планируется ли продолжение, пока неизвестно.

Три года назад выходил альбом николаевского проекта WISEWORD.NIDAROS, позиционировавшийся как дарк-фолковый, а на деле состоящий из духовных стихов и псалмов; своеобразно, но формально критериям жанра соответствовало. Проект замораживался и размораживался, пока еще ждем от него новостей.

В Одессе есть и свой проект morde, Heinrich! Бывший луганчанин, увлекшийся жанром после концерта Death in June и работающий над близким к традиционной форме дарк-фолком. Сочиняет, к сожалению, редко, выступает еще реже.

 

На главной: фрагмент картины украинского художника Ивана Марчука.

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться