#Учиться #Делать #Отдыхать

«Мне некуда возвращаться». Истории беженцев из других стран

Под Одессой есть один из двух ныне работающих пунктов для временного пребывания беженцев в Украине. Репортаж ForshMag с места, которое стало укрытием для людей, потерявших родину.

О том, что в Одессе существует пункт временного пребывания для беженцев, я узнала совсем недавно. Общественная организация «Десяте квітня» проводила тренинг, на котором рассказывали, как часто журналисты путают понятия «беженцы», «иммигранты» и «переселенцы». В последние годы информационное поле Украины действительно оказалось на распутье дефиниций. С одной стороны — украинцы, вынужденные бежать от войны на востоке Украины, с другой — беженцы из стран Азии, Африки, которые также ищут спасения в Европе. Так или иначе, все они бегут из своих городов, спасаясь от смертельной опасности.

 

В последние годы информационное поле Украины действительно оказалось на распутье дефиниций. С одной стороны — украинцы, вынужденные бежать от войны на востоке Украины, с другой — беженцы из стран Азии, Африки, которые также ищут спасения в Европе.

 

Кто же эти люди, попадающие в Украину из других стран? Многие эксперты в один голос отмечают, что для большинства беженцев Украина является лишь транзитным государством. Но их путь в Евросоюз не всегда проходит через нашу страну. Потому сегодня украинцы не испытывают на себе те массовые людские потоки беженцев из стран Азии и Африки, которые накрывают Европу. В Украине есть три пункта временного размещения беженцев, из которых на сегодня работает два — в Закарпатье и в Одессе. Пункт в Яготине Киевской области еще не открыли.

 

Где живут беженцы

Пункты для беженцев — это своего рода общежития, где люди, покинувшие родные страны в поисках убежища, могут официально жить до полугода с правом продления срока пребывания. Предварительно нужно получить направление из миграционной службы, пройти собеседование и медицинское обследование. На практике чаще всего такое временное проживание растягивается на годы.

 

На практике временное проживание в пункте для беженцев растягивается на годы.

 

Сегодня в одесском пункте проживает 56 человек из 15 стран мира. В поисках лучшей жизни и скрываясь от преследования со стороны родного государства, в Одессу приехали люди из Афганистана, Конго, Сомали, Узбекистана, Таджикистана, Грузии, Палестины, Пакистана, Ливии, Сьерра-Леоне, Сирии и других стран.

Фото: Станислав Кинка.

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Сам пункт расположен в Черноморке — тихой приморской окраине Одессы. Рядом — море, пустынные пляжи, яхт-клуб и престижный поселок «Совиньон» с пышными особняками одесского истеблишмента. Проживание в пункте бесплатное. Кроме того, людям выдается на руки базовый продуктовый набор, в который входят масло, мука, крупы и консервы. По словам сотрудников пункта, прожить на этих продуктах можно.

 

Что почитать: Из родного дома в кибуц. Как живет коммуна переселенцев под Одессой

 

«Коммуна»

Руководитель одесского пункта для беженцев Николай Жуган рассказывает, что сейчас в лагере проживает немного людей, хотя рассчитан он на 200 человек.

Николай Жуган
руководитель пункта

К нам приходят те беженцы, у кого нет возможности самостоятельно поселиться где-то на территории Украины. У этих людей разные национальные традиции, но всех их объединяет одна беда: они покинули родину в поисках убежища. Наша задача — помочь им выучить язык и адаптироваться в Украине. Также содействуем трудоустройству. Раз в квартал в пункт приезжает Одесский областной центр занятости с ярмаркой вакансий. Как правило, источник доходов беженцев — рынок и стройка. Иногда устраиваются работать в бары и рестораны.

Рисунки на территории пункта для беженцев. Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Рисунки на территории пункта для беженцев. Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Заместитель директора Ольга Ритченко говорит, что сейчас в пункте живут 18 детей — 6 мальчиков и 12 девочек. Они ходят в детский сад, школу, получают медицинскую помощь, если нужно. По ее словам, дети адаптируются очень быстро, общаются без всяких проблем со своими сверстниками вне зависимости от цвета кожи и вероисповедания. Они знают хорошо и родной язык, и украинский, и русский.

— На территории пункта очень редко случаются конфликты. Наши соцработники стараются действовать на упреждение, а не «бить по хвостам» и исправлять последствия. Расовых конфликтов как таковых не бывает. Если кто-то с кем-то жить не хочет, мы решаем эту проблему. В целом пытаемся селить мусульман с мусульманами, католиков с католиками, православных с православными. Живут в пункте как одинокие беженцы, так и целые семьи. Есть лица, получившие статус беженцев, но до сих пор не могут адаптироваться, и пока есть места, живут здесь. Покидают пункт, как только устроились — нашли жилье, хорошую работу. Вы же понимаете, что это — общежитие, коммуна, — рассказала Ольга Ритченко.

 

В целом пытаемся селить мусульман с мусульманами, католиков с католиками, православных с православными. Живут в пункте как одинокие беженцы, так и целые семьи.

 

DSC_0031

Большой проблемой для людей, сбежавших из родной страны, становится восстановление документов. Часто они в спешке покидали дома и не успевали взять даже самые необходимые вещи. Есть еще такое понятие, как «беженец на месте». К примеру, когда гражданин другой страны проходил обучение в Украине, а в это время у него на родине случился конфликт или переворот, и по разным причинам этот студент уже не может вернуться домой.

 

Что почитать: Учеба за границей. Возможности

 

Али

Али находится в Одессе всего две недели. Ему 19 лет, он приехал учиться в Украину из Сьерра-Леоне, но вернуться домой не может. Ему угрожают смертью. До того как попасть в Одессу, он жил в Харькове и Тернополе.

— Я приехал в Тернополь учиться в университете. Но пришли ужасные известия. Мне передали, что секретное общество, где людей приносили в жертву, хотят это сделать со мной. Отец помог мне избежать этой участи. Но они его убили. Из-за меня. И мне некуда возвращаться. У меня нет других родственников, и я совсем один, — рассказал Али.

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Сейчас парень хочет вернуться в университет, чтобы получить образование, а еще он мечтает профессионально играть в футбол. Сейчас все свободное время Али слушает музыку. Говорит, что не любит хип-хоп, а предпочитает «крутых» исполнителей — Бруно Марса, Рианну.

 

Иезихалем

В родной Эфиопии 46-летнего Иезихалема произошел государственный переворот еще в далеком 1991 году. Примерно в это же время он приехал учиться в Украину и остался здесь жить. Иезихалем отучился 4 года на экономиста, получил статус беженца и уже задумывается о гражданстве Украины. Говорит, что самое сложное в Одессе — найти работу зимой.

— Хочу поехать на родину посмотреть, как там сейчас дела. Наверное, многое изменилось за 20 лет. Я здесь привык уже ко всему. Но если в Эфиопии все окажется хорошо, останусь там, — поделился он.
Создать семью в нашей стране у него не получилось.

На переднем плане Иезихалем, на заднем - Коуадио. Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

На переднем плане сидит Иезихалем, на заднем — Коуадио. Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

 

Что почитать: 6 небанальных способов помочь бездомным животным

 

Коуадио

Коуадио 33 года, он приехал в Украину из Кот-д’Ивуара в ноябре 2008 года учиться. Сейчас он мечтает стать кондитером и соблюдает заповеди Иисуса.

— Мой дядя, который был послом Кот-д’Ивуара в Гвинее, отправил меня учиться в Украину. Я полный сирота, и он был моим опекуном. Когда я здесь учился, там началась война из-за какао, потому что моя страна — самый крупный производитель какао во всем мире. В конечном итоге дядя потерял работу и вернулся в Кот-д’Ивуар. Во время войны часть документов сгорела, а те, что были здесь, оказались просроченными. Я плохо учился, меня выгнали из академии, из общежития, и я стал бомжом — еще и без документов. Чтобы выжить, я пел песни, но сейчас не пою, потому что меня коснулся Иисус. И песни, которые его не славят, я не буду петь, — рассказал Коуадио.

 

Во время войны часть документов сгорела, а те, что были здесь, оказались просроченными. Я плохо учился, меня выгнали из академии, из общежития, и я стал бомжом.

 

По его словам, часть его знакомых на родине сейчас в тюрьме, а некоторые и вовсе исчезли. Сестра живет где-то в деревне, и связи с ней нет, а о дяде он слышал последний раз в 2013 году. В Одессе у Коуадио тоже нет семьи, обучение продолжить не получилось, но сейчас он мечтает обрести новую профессию: «Я люблю печь. Верю, что Иисус мне поможет. Я принял для себя решение соблюдать его заповеди».

 

Что почитать: Психолог Фрэнк Пьюселик: «Зачем усложнять жизнь своими руками?»

 

Райхана

Райхана с мужем и тремя детьми приехала в Украину из Афганистана около года назад. На родине было небезопасно, поэтому всей семьей приняли решение бежать в Европу. Каждый день муж Райханы ходит на работу, а она следит за детьми и управляется по хозяйству. Их сыну 6 лет, а дочерям — 8 и 10. Девочки отлично разговаривают на русском языке, приветливые и открытые дети.

DSC_0082

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

На дорогу из Афганистана в Украину ушел целый месяц:

— Ехали на маленькой машине впятером. В Афганистане остались брат и мама, но с ними уже год не было никакой связи. В Украине мы временно, надеемся попасть в США или Канаду, где сыну обещают помочь со здоровьем.

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Шестилетний сын Райханы не может ходить:

—  Когда я была беременная, в меня выстрелил родной дядя. Поэтому у сына проблемы со спиной, нужна операция, — поделилась Райхана. По ее словам, дядю за это преступление к ответственности никто не привлек.

 

Когда я была беременная, в меня выстрелил родной дядя. Поэтому у сына проблемы со спиной, нужна операция.

 

 

Сафват

Сафват с женой и двумя взрослыми сыновьями приехал в Украину из Таджикистана. У себя в стране он известный журналист и активист, который открыто выступал против коррупции, за демократические реформы и против зависимости Таджикистана от России. Ради этих идей он даже объявлял голодовку. Перелом в его жизни случился три года назад. Тогда он был вынужден по политическим мотивам покинуть Таджикистан.

Сафват Бурхонов
журналист, беженец из Таджикистана

Я работал когда-то, как вы, журналистом. Где-то оступился и вот попал сюда. Я уже осознал, что изменить я бы ничего не смог. Я и голодовки объявлял, и чего только не делал. О моем прошлом в интернете много информации. О настоящем — ничего. Если честно, я проклинаю это прошлое. Я потерял все. Я — ладно, к черту, но детей обречь на такие проблемы…Сначала я вынужден был покинуть Таджикистан и уехать в Россию. Но потом и оттуда пришлось бежать. Так я попал в Украину. Как раз был Майдан тогда. Я сюда, а Янукович отсюда (смеется).

По словам Сафвата, сейчас он изучает на примере Украины, как правильно делать революцию:

— Я хочу, чтобы в моей стране этого не произошло. Потому что однажды мы это делали. На территории союза первый в своем роде Майдан был в Таджикистане в 1990 году. Хотели сделать хорошо — получилось, как всегда. Украли нашу революцию. Точно также украли вашу революцию. Я сейчас учусь, что делать, чтобы не украли. Вы думаете, это русские украли? Нет, русские — это хорошие люди, очень хорошая нация. Это их верхушка воровская украла у нас, у вас, у Молдовы собирается украсть и у Грузии крадет. Это воровская система. И в этой борьбе главное — это язык. Это важнейший фактор. У нас в Таджикистане свой язык мы объявили государственным. Никакого второго, третьего — категорически. Мову я розумію.

 

На территории союза первый в своем роде Майдан был в Таджикистане в 1990 году. Хотели сделать хорошо — получилось, как всегда. Украли нашу революцию. Точно также украли вашу революцию.

 

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Сафват говорит, что, живя в Таджикистане, он приносил больше пользы своему народу, чем сейчас:

— Каждая моя статья обсуждалась на уровне правительства. Я писал только на национальном уровне. Потом вынужден был объявить голодовку и требования мои были рациональными — освободить экономику страны от воров, профанов, отделить страну от России, от зависимости с Россией, вывести российскую военную базу из Таджикистана. Самый большой контингент российских сухопутных войск в мире находится в моей стране. Я уже лет двадцать борюсь против этого. В общем, врагов много, друзей мало, возвращаться страшно. И там без перспектив, и тут нет перспективы…

О каком-либо плане «минимум» на жизнь Сафвату сложно. Но он мечтает вернуться домой: «Время лечит. Я не беженец, я осознанно не подавал документы на этот статус. Хочу вернуться».

 

Что почитать

Музыкальная дипломатия от оркестра ВВС США

За колючим дротом: історії Освенцима

Поиграть в сталкера: зачем ходят в Чернобыльскую зону

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект
UKR.NET - новини зі всієї України.

Подписаться