#Учиться #Делать #Отдыхать

#creacity: Алексей Ботвинов о бизнес-проекте Odessa Classics

О том, как делать фестиваль международного уровня.

Многие знают Алексей Ботвинова как талантливого пианиста. Но несколько лет назад он попробовал себя в роли культурного менеджера, запустив фестиваль классической музыки Odessa Classics. В этом году мероприятие расширилось до семи дней, и соберет почитателей классики с 7 по 13 июня. ForshMag пообщался с Алексеем о приземленных вещах — поиске инвестиций, коллаборациях и инновациях в культурных проектах.

 

Материал подготовлен в рамках рубрики ForshMag о креативных индустриях. Под хештегом #creacity_forshmag будут появляться публикации, где практики делятся опытом реализации своих проектов.

О том, что такое «креативная экономика»

 

 

Создать фестиваль с нуля

Основать такой крупный проект — на такое не каждый отважится. С чего началась история Odessa Classics?

До фестиваля культурным менеджментом на таком уровне я никогда не занимался, хотя идея зрела давно. Лет пять или шесть периодически ходил к нашим властям с предложением создать фестиваль классической музыки, но постоянно получал отказ. В разной форме — более и менее вежливой. Самому взяться за реализацию даже мысли не было.

Потом 2014 год, тот самый ужасный год — Майдан, Иловайские события. В августе была тяжелая ситуация, настроение ужасное. Я твердо решил, что эмигрировать из страны не хочу. И, можно сказать, психанул: рассказал об идее ближнему кругу знакомых бизнесменов. Некоторые согласились поддержать фестиваль. С октября 2014 мы начали серьезно заниматься подготовкой.

 

Это достаточно короткий срок…

Да, и обстановка, казалось бы, вовсе неподходящая. Но некоторые удачные проекты зарождаются в кризисных ситуациях. Эти полгода были очень напряженными. Параллельно я думал и о творческой части, и о материально-финансовой, с которой, откровенно скажу, все достаточно сложно до сих пор.

Фандрайзингу учился методом проб и ошибок. Нанимать кого-либо просто бесполезно. Наши бизнесмены, это я сразу понял, будут общаться только с известным лицом, то есть со мной. Но даже это не является гарантией. Много времени отнимает поиск бизнес-партнеров. Только 10 % встреч завершаются успешно. И с этим ничего не поделаешь.

 

Наши бизнесмены, это я сразу понял, будут общаться только с известным лицом, то есть со мной. Но только 10 % встреч завершаются успешно. И с этим ничего не поделаешь.

 

Такой расклад вас деморализует?

Была ситуация, когда и программа первого фестиваля анонсирована, и договоренности с артистами заключены, а за неделю до открытия всех денег еще не было. Это большой стресс, который сложно просто так пережить. Ведь я такими суммами не обладаю, я артист, а не бизнесмен. Это было страшновато. Ситуацию в итоге удалось решить, но это уже случилось практически во время фестиваля и даже несколькими днями позже. Такое сложно забыть. Конечно, сейчас искать меценатов немного проще, но не так, чтобы совсем легко.

Фото предоставлено пресс-службой Odessa Classics.

На западе это происходит как? Человек начинает процесс, когда у него уже есть деньги, приблизительно за год-полтора до фестиваля. Там уже стоит вопрос, как распределить эти средства. На мне же лежит две задачи — и программа, и финансы, при том, что уже есть хорошая команда. Нас 7 человек, а в первый год работало всего 3. И плюс волонтеры. Но нужно больше.

В бизнесе важно отдавать часть полномочий кому-то. Мне, откровенно, с этим сложно, я все равно что-то контролирую. Но постепенно уже отпускаю.

 

Что почитать: Ульрих Шрайбер. Как создать международный литературный фестиваль

 

Фестиваль за кулисами

Первый фестиваль длился 3 дня, второй — 5. В этом году он увеличился до 7 дней. Невероятный прогресс!

Я бы хотел, чтобы Odessa Classics длился 10 дней. Не хочу маленький фестиваль, хочу большой. И это нормальная европейская практика, правда, там бюджеты, безусловно, совсем другие. Но у нас же миллионный город! Каждый день должен быть интересным: как минимум одно мероприятие, а лучше даже два. Философия такая — не должно быть ни одного проходного концерта.

В нашей стране принято организовывать фестивали и хвалиться тем, со скольких стран приехали участники. 18? 19? Вау. А кто эти люди? Это уже потом смотрят. Мне же все равно! Пусть в одном году к нам приедет пять человек из Италии, а в следующем — 5 человек из Германии. Главное, чтобы это были звезды, была программа. Не география и статистика, а качество, артистический уровень.

 

Расскажите о том, как вам удается привлекать музыкантов международного уровня.

У меня очень много друзей-артистов в Европе. Но я сразу поставил себе цель не делать фестиваль для друзей! Чтобы это не был междусобойчик, а событие международного уровня, чтобы фестиваль создавал максимальный резонанс. Поэтому со многими гостями Odessa Classics я познакомился специально. Например, хочу лучшего скрипача, а не того, которого хорошо знаю. Это другой уровень прогресса.

 

Я сразу поставил себе цель не делать фестиваль для друзей! Чтобы это не был междусобойчик, а событие международного уровня, чтобы фестиваль создавал максимальный резонанс. Хочу лучшего скрипача, а не того, которого хорошо знаю.

 

Некоторых артистов, которых мы приглашаем на третий фестиваль, я хотел позвать на первый, но они не поехали. И дело даже не в сложной государственной ситуации — они хотели посмотреть, какая у фестиваля будет репутация. Сейчас я могу пригласить практически любого музыканта.

Майкл Гуттман (Бельгия) и Алексей Ботвинов. Фото предоставлено пресс-службой Odessa Classics.

Мы не можем позволить, чтобы хотя бы несколько гостей жили в плохих гостиничных номерах. Я знаю, каким резонансом в Европе это чревато. Все должно быть практически безупречно. У нас эта индустрия только начинает развиваться, мы не имеем права на ошибку, даже небольшую — ни перед спонсорами, ни перед аудиторией, ни перед зарубежными гостями.

 

Мы не можем позволить, чтобы хотя бы несколько гостей жили в плохих гостиничных номерах. Я знаю, каким резонансом в Европе это чревато.

 

Есть ли какие-то тренды в сфере организации фестивалей?

Я много где выступаю и знаю по опыту европейских мероприятий, что еще лет 15 назад на фестивалях классической музыки звучала только классическая музыка. Ничего другого. А на фестивалях современной классической музыки — только современная классическая музыка.

Сейчас же тренд другой — размывать границы. Чтобы смешивались и классика, и джаз, добавлять в программу мероприятия, связанные с живописью, литературой, театром — полидисциплинарность. Конечно, нельзя доходить до полного разброда и шатания, но в принципе смешение жанров приветствуется.

Украина отрезана от глобального процесса, поэтому нам стоит вливаться в это культурное течение. Конечно же, не стоит забывать о своей самобытности. Но зачем изобретать велосипед? Я пытаюсь переносить опыт топовых европейских фестивалей сюда. Для того чтобы Odessa Classics из ничего стал весомым событием в европейской арт-комьюнити, нужно чтобы он все-таки соответствовал трендам.

 

А как живет фестиваль в остальное время года? Как протекает постфестивальная жизнь, творческие коллаборации после концертов?

Деятельность для поддержания бренда происходит круглый год. Мы привозим гостей из-за границы, знакомим публику с новыми именами. Например, Линус Рот в прошлом году открывал фестиваль, о нем никто не слышал, он приехал к нам впервые. Теперь он стал любимцем публики и собирает полный зал, как показал недавний концерт (состоялся 20 апреля — прим.). Также мы устраиваем гастроли нашим музыкантам за рубежом.

 

Что почитать: Odessa Classics 2017. Cкрипачи-виртуозы и украинские музыкальные открытия

 

При этом вы сохраняете демократические цены на мероприятия. Как вы все это взвешиваете с точки зрения менеджмента?

Опытным путем. Я понимаю, что если сразу ставить высокие цены, толку не будет. Нужно повышать их постепенно. У нас доступные по цене билеты, потому что мы не хотим потерять нашу аудиторию. В Украине люди не способны платить такую сумму, как например, в Европе.

У нас получается так, что на один и тот же концерт можно купить билеты от 50 до 2500 гривен. По идее, так не должно быть. Но я считаю, что нужно идти на компромисс. Ведь это бизнес-проект, который связан с духовными вещами.

 

У нас получается так, что на один и тот же концерт можно купить билеты от 50 до 2500 гривен. По идее, так не должно быть. Но это бизнес-проект, который связан с духовными вещами.

 

Насколько большой бюджет фестиваля?

Не хочу говорить, но немалый. Мы не ставим себе целью окупаемость проекта, потому что такого нет нигде в мире. На поп-фестивалях, рок-фестивалях это есть. Но что касается классической музыки — невозможно существовать только за счет продажи билетов, даже по очень высокой цене. Это аксиома.

Как правило от 10 до 35 % бюджета фестиваля покрывается за счет продажи абонементов. Все остальное — безвозмездные вливания государства и спонсоров. Соответственно, так оно и у нас. Надеемся, что государство будет более активно помогать. В этом есть прогресс с годами, но основной фундамент — это меценаты. И их круг увеличивается. Практически все наши меценаты остаются с нами и даже привлекают друзей. Так формируется комьюнити — база, на которой можно будет спокойно работать и в будущем.

 

Что почитать: Привет из Европы! Иностранцы говорят о жизни в Одессе

 

Новая аудитория и эксперименты

Для Украины крупный фестиваль классической музыки — беспрецедентное событие. Но добились ли вы желаемого?

У фестиваля есть всеукраинский резонанс, я это вижу по абонементам — их покупают из разных уголков страны. Билеты раскупаются хорошо, но люди все-таки активизируются в последний месяц. Мой бизнес-план такой — чтобы за полгода до фестиваля уже все абонементы были распроданы. Так уже происходит в Бухаресте на фестивале им. Энеску. Они запускают рекламную кампанию за полгода, и через месяц уже билетов нет.

 

Мой бизнес-план такой — чтобы за полгода до фестиваля уже все абонементы были распроданы. Так уже происходит в Бухаресте на фестивале им. Энеску. Они запускают рекламную кампанию за полгода, и через месяц уже билетов нет.

 

Если удастся через два года добиться такого же ажиотажа, моя мечта сбудется. Ведь это показатель доверия публики к художественному руководителю. Хочу, чтобы люди думали «нужно взять, потому что потом не будет». Это неожиданно для классики, но динамика хорошая.

Вы не боитесь переходить границы. Ваша цель — разрушить стереотип, который сформировался вокруг понятия «классическая музыка»?

Я этим занимаюсь активно последние лет семь или даже больше. Начали с визуализации — она остается для меня основным средством. И проект в театре «Письмовник», и проект с перкуссией (вместе с турецким музыкантом Бурханом Очалом — прим.).

Индустрия классической музыки претерпевает трансформацию в поисках новых форм и путей к современному зрителю. И вот эти грани между понятиями серьезной и легкой музыки стираются. Подача в музыке становится унифицированной. В скором времени разница между рок-концертом и концертом классической музыки будет невелика. Разве что в филармонии не будет фан-зоны, где пляшут. Все остальное — голограммы, 3D, использование виртуальной реальности — это вскоре будет в каждом концерте, я уверен.

 

В скором времени разница между рок-концертом и концертом классической музыки будет невелика. Разве что в филармонии не будет фан-зоны, где пляшут. Все остальное — голограммы, 3D, использование виртуальной реальности — это вскоре будет в каждом концерте, я уверен.

 

Как на эксперименты реагирует публика?

Что-то сразу воспринимается, а что-то пока остается непонятым, но я все равно вижу перспективу. Из-за того что мы оторваны от европейского потока академической музыки, интересно показать здесь то, что звучит редко или фактически не исполняется. В прошлом году был вечер Вагнера, в этом году тоже будут сюрпризы. Есть простор для музыки, с которой нашу публику стоит знакомить.

Многие мои коллеги пытаются расширять рамки, и ничего страшного не происходит. Публика привыкает. Моцарт не страдает, если после его произведения прозвучит более современная музыка. При условии, что она прозвучит серьезно и с такими же эмоциями (смеется).

 

Вы экспериментируете не только со звучанием, но и с площадками. Как обстоят в Одессе дела с локациями?

Классику интересно помещать в непривычные для нее пространства. В Одессе много заброшенных помещений. Но они находятся в очень запущенном состоянии — и индустриальные районы, и фабрики, и неработающие заводы… Мы об этом разговаривали с Владом Троицким. Он тоже хотел что-то сделать в Одессе, но не нашел локации. Все площадки нужно дорабатывать, а это упирается финансы.

 

Мы об этом разговаривали с Владом Троицким. Он тоже хотел что-то сделать в Одессе, но не нашел локации. Все площадки нужно дорабатывать, а это упирается финансы.

 

Мы нашли хорошее место для опен-эйров — Воронцовскую колоннаду. И в этом году будем продолжать ее использовать. Мы не просто выступаем там, мы проецируем на нее изображения. Хотелось бы закрепить это место за нами, ведь так ее еще никто не использовал.

У колоннады помещается меньше людей, чем, например, на Потемкинской лестнице. Но она более элитная что ли. Атмосфера соответствует классической музыке. В этом году мы также будем присутствовать в литературном музее, используем его по другому. Здесь будет представлена программа современных украинских композиторов — концерты и перформансы вечером.

В Одессе существует определенная скудность площадок — одни и те же. У нас нет в городе локации для классической музыки на 450 мест. Просто нет. В филармонии великолепный зал, но он на 1000 человек. А есть камерные концерты, где нужна другая обстановка. Много чего я бы там сделал.

 

И мой последний вопрос — как же вы все-таки все успеваете?

До фестиваля моя жизнь была такая: я занимался роялем, придумывал проекты, а потом отдыхал, путешествовал, наполнялся прекрасными эмоциями, общением, кино и книгами. Сейчас же я занимаюсь фестивалем, а в свободное время разучиваю новые программы. На все остальное времени нет.

Фестиваль нужно поставить на ноги. Я понимаю, что, возможно, на это понадобится 10 лет моей жизни. Но это стоит того.

 

 

Что почитать

Кулинарные битвы за «Одессу»

Будни куратора: «Это не стереотипный досуг на вернисаже с бокалом вина»

Распродажа: как работают украинские charity-shop

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться