#Учиться #Делать #Отдыхать

Право на город: (не)удовлетворенные публичными пространствами

Урбанисты говорят о публичных пространствах в жизни горожан.

В светлом лектории 4City презентовали новый сборник «(Не)задоволення публічними просторами», который является продолжением серии альманахов критических статей «Урбаністичні Студії». О будущем публичных пространств рассказывают  урбанист Игорь Тищенко, координатор фонда им. Г. Белля Юлия Попова, городской исследователь Кирилл Липатов из Urban Inst (Одесса).

 

Публичное пространство — место для конфликта и примирения?

Отходя от научного многообразия определений публичного пространства, термин можно в общем охарактеризовать как все, что является не приватным. Выходя за пределы квартиры, частного дома, вы уже попадаете в место, которое делите с соседями. Тут могут оказаться и посторонние люди. Площади, скверы, парки не принадлежат кому-то конкретному (мы выносим за скобки частные территории), ими пользуются многие.

 

Выходя за пределы квартиры, частного дома, вы уже попадаете в место, которое делите с соседями.

 

Публичное пространство должно давать возможность людям собираться. Это подчеркивает Юлия Попова из фонда им. Г. Белля. При этом важную роль играет и семантическое значение места.

— Различие культур и исторического опыта не меняют ситуацию: парк избирается местом протеста в Лагосе (Нигерия), майдан — в Киеве, площадь в Дрездене (Германия) становится символом возрождения и в то же время местом солидарности и протеста против антимигрантской кампании.

Кирилл Липатов, Игорь Тищенко и Юлия Попова. Фото: Станислав Кинка.

Публичное пространство может как деградировать, так и развиваться. Примеры gated communities (огороженных высокоэтажных кондоминиумов с постоянной охраной и заборами — прим.) существуют в разных странах с различным уровнем достатка и являются примером упадка публичного пространства. С другой стороны, если люди готовы платить за самоизоляцию и свою безопасность, то почему таким пространствам не быть?

 

Что почитать: Иностранцы рассказывают о жизни в Одессе

 

Публичное в городе

Если нет публичного пространства, то нет и города, считает Игорь Тищенко, урбанист из аналитического центра CEDOS. Его риторика находится в русле левой урбанистической критики (почитайте «Право на город» Анри Лефевра). «Наши микрорайоны типовой высотной застройки — это неудавшийся город-сад, а наш урбанизм — это вечная борьба с девелоперами, городским капиталом, властями», — говорит Игорь Тищенко.

 

Наши микрорайоны типовой высотной застройки — это неудавшийся город-сад, а наш урбанизм — это вечная борьба с девелоперами, городским капиталом, властями.

 

Публичное пространство можно воспринимать с точки зрения человека в городе или с позиции градостроения, которое ориентируется на экономические потребности. Кто должен быть инициатором развития публичных пространств? Готовы ли архитекторы/градостроители к делегированию части полномочий в сфере планирования? Каким в конечном счете быть публичному пространству? Законодательные акты, стратегии развития, исследования урбанистов определяют публичное пространство и сценарии его использования. Каждый из подходов смотрит на объект под определенным углом и не способен дать полного ответа на вопросы.

 

Что почитать: Новая набережная Ланжерона. Что об этом стоит знать

 

Считывать чужие границы

История о публичных пространствах — это еще и история границ. Антрополог и исследователь из общественной организации Urban Inst. Кирилл Липатов вполне справедливо отмечает: «Сложно установить жесткие границы публичного и приватного пространства. Но и полное стирание границ — не лучший вариант. Каждый раз имеем дело с рутинными и ежедневными практиками использования пространства».

Кейс о границах пространства и их считывании затронула Юлия Попова: «Например, в странах Скандинавии есть опыт с преобразованием границ публичного пространства и частного. Вместо высоких заборов там символическое ограждение, которое разграничивает пространство, указывая, где начинается личная территория. Но такое возможно в стране, где эти символы считываются».

 

Например, в странах Скандинавии есть опыт с преобразованием границ публичного пространства и частного. Вместо высоких заборов там символическое ограждение, которое разграничивает пространство, указывая, где начинается личная территория.

 

В Украине же культура жителей городов ниже, приватизация публичных пространств происходит по молчаливому согласию многих жителей. Если ли выход? По мнению и спикеров, и участников встречи, борьба за публичные пространства может происходить в самых разных формах — с помощью прямой демократии, силовых акций (украинские «оккупай»-акции), интервенций.

Редакторы сборника ставили перед собой цель переосмыслить политическую роль публичных пространств города в их историческом, социальном, экономическом, культурном и географическом контекстах. «Политическая роль» рассматривается не только относительно политических собраний (движение Occupy Wall Street, политические демонстрации, революции), но и как «политика пространства». Это изменение значений памяти, образа, функций публичных пространств, как, например, коммерциализация или приватизация городских территорий. Книга состоит из пяти разделов, каждый из которых посвящен определенному концептуальному измерению городского публичного пространства: Революция, Политика, История, Трансформации, Образ-проект.

 

Что почитать

Социально активный гражданин: за какие проекты можно получить 200 000 из общественного бюджета

Применим ли опыт Эйндховена в Одессе? Лекция голландского урбаниста Кейса Донкерса

После Оккупай Жукова. Что случилось с Одесской урбанистикой?

 

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться