#Учиться #Делать #Отдыхать

Шарль Тессон: «Кинокритики сами уничтожают свою профессию, отказываясь от размышлений при оценивании»

Шарль Тессон, арт-директор параллельной секции «Неделя критики» Каннского международного кинофестиваля, профессор университета Сорбонна в Париже, размышляет о будущем кинокритики, вызовах развития качественного кинематографа и об опасности формирования мнения о кино через Twitter.

До нас фильмы из «Недели критики» в Каннах практически не доходят. Отборщики украинских фестивалей и дистрибьюторы больше уделяют внимание основной программе и «Особому взгляду». Расскажите, какой формат программы, которую вы курируете?

«Неделя критики» была основана в 1962 году. Тот факт, что ее программу формируют кинокритики, был вполне нормальным. Сегодня в 2017 году подбор программы для фестивалей является отдельной профессией, при этом секция Канн, которую я представляю, остается верной изначальному формату подбора фильмов.

 

Раньше фестивали были похожи на Оскар или Евровидение. Страны официально делегировали своего представителя, и, конечно, присутствовало много политики в этом выборе.

 

В это время во Франции увидели, что по всему миру появляется новое кино: французские кинематографисты «новой волны» Годар, Трюффо, Жене, кинорежиссеры из Чехословакии, Италии, Польши, Японии, Бразилии. Существовавшая система не пропускала такие фильмы на международные фестивали. Поэтому в Каннах появилась программа кинокритиков, цель которой — уйти от политизации киноискусства и показать миру разные новые формы кинематографа.

 

Украинский фильм «Племя», марокканский «Мимозы», аргентинский «Габриель и Гора» — эти участники «Недели критики» много говорят о тех, странах, в которых снимаются, там задействованы непрофессиональные актеры, картины очень реалистичны. Они скорее линза, которая позволяет прикоснуться к другим культурам. Почему такого типа фильмы отбираются на программу?

С одной стороны, это определенный взгляд на культуру, но с другой — он был бы неполным без кинематографичного аспекта, без постановки, без правильного построения кадров. Один взгляд на культуру выглядел бы как этнический нарратив с акцентом на экзотику, и это никого бы не волновало.

 

С детства для меня кино — это возможность жить в намного большем мире, чем мне было доступно.

 

Фото: Стефания Амамджян для ForshMag.

Мне нравится, что в фильме «Габриэль и гора» переплетаются аспекты документального и игрового кино. Это что-то отличное от того, к чему я привык. Когда во Франции делают фильмы об Африке — это всегда истории о колонизаторах, в них обычно ощущаются иерархические отношения между югом и севером. Мне понравилось, как в этом фильме показывается третий мир, отношение к самому себе. Главный герой хочет быть другим, но понимает, что никогда им не будет.

 

Что почитать: Куда стремиться жанровому кино и как ему в этом помогут женщины

 

«Канны сегодня — это фондовая биржа, где индексы — это имена кинорежиссеров»

Как влияют современные средства коммуникации, популяризация Facebook, сервисы по оценке фильмов на профессиональную кинокритику? Насколько это вредно или полезно? Как это трансформирует сферу, в которой вы работаете?

Интернет и соцсети — это удобный инструмент коммуникации режиссеров со своими зрителями. Но вредит больше не Facebook, а Twitter. Кинокритики сами совершают самоубийство тем, что ставят во главе свое мнение без объяснений и текстов. Канны превращаются в фондовую биржу, где кинорежиссеры имеют свою стоимость, и она может быстро измениться под влиянием коротких твитов критиков.

 

Раньше оценки были подкреплены длинными текстами и объяснениями, сейчас это просто звездочки. Обсуждения на телевидении и радио превращаются в поверхностные споры, а настоящая дискуссия и размышления отходят на задний план.

 

Фото: Стефания Амамджян для ForshMag.

 

Что почитать: 7 книг о выдающихся кинорежиссерах

 

Хорошее кино не существует само по себе

Многие украинские режиссеры сразу делают фильмы с английским дубляжем, при этом осознавая, что могут получить много негативных отзывов в своей стране. Но они ориентируются на вкусы и стандарты больших фестивалей и известных кинокритиков. Насколько такого рода потеря связи с корнями влияет на развитие кинематографа?

Это комплексный вопрос. Такое случается с африканским кино. Местные жители говорят, что «это кино для Канн», «это для белых», «это для Европы». Фильмы должны сопровождаться дискуссией, обсуждениями, критикой — это все фоновая работа. Например, в Грузии, где выходит достаточно много качественного, интересного кино, но нет сформированной школы кинокритики, фильмы также не принимаются, вызывают много негативных реакций. Это порождает «фильмы-сироты», как я их называю. Они не воспринимаются в своей стране, и это провоцирует еще большую ориентацию на европейские рынки.

Фото: Стефания Амамджян для ForshMag.

Работа режиссера и критиков — сделать все, чтобы фильм был увиден и воспринят. Хорошее кино не существует само по себе, на него должен сформироваться вкус. И это работа кинокритика — привить умение воспринимать кино широкой аудиторией. Тяжелая работа.

 

Если страна способна профинансировать фильмы, как «Племя», но не существует культуры обсуждения, комментирования и переосмысления таких работ, эта проблема особенно проявляется.

 

Существует конфликт между кино для элитарной публики и кино для массовой культуры. Вместо того чтобы просто критиковать эту разницу, важно работать, чтобы все эти аспекты учитывались при создании фильмов и кино в целом развивалось.

 

Что почитать

Наталья Ворожбит: «Я писала сценарий к «Киборгам», когда донецкий аэропорт еще держали наши ребята»

Ярослав Лодыгин: «Украина сейчас — это самая богатая на сценарии страна»

Одесская биеннале: боль и мучение в Музее современного искусства

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться