#Учиться #Делать #Отдыхать

#creacity: как собрать фольклорный band

Музыкант одесской группы Sho?! Олег Андреев рассказывает о том, как играть в свое удовольствие и для других.

В Одесском регионе проживают представители 133 национальностей из 134, представленных в Украине. Такое разнообразие не могло не сказаться на культуре нашего города, на музыкальных особенностях региона. В Одессе есть музыкальный коллектив, который буквально демонстрирует это культурное разнообразие. Ребята играют румынские, молдавские, цыганские, еврейские, украинские песни и мелодии. По наблюдениям музыкантов мотивы разных народов, оказываются очень похожими.

 

Чтобы быть музыкантом, не обязательно быть музыкантом

При ОНУ им. Мечникова существовало когда-то творческое объединение, как сейчас говорят, под названием «Фолкленд». Количество участников постоянно менялось от 10 до 15 человек. Работало так несколько проектов, где играли фольклорную музыку — еврейскую, украинскую, кельтскую. Позднее из этого выросло несколько групп. Из кельтского направления получился коллектив Oh, My Guts, из еврейского — Odessa Klezmer Band. Играя в этих группах, мы со временем решили расширить репертуар. Сережа Криворучко, наш аккордеонист, предложил добавить молдавские и балканские мотивы. Потом к нам присоединились духовые инструменты.

Сейчас все музыканты пересекаются по нескольким проектам. Я и наш перкуссионист Леша Олянин играем в Oh, My Guts, а скрипачка Юля Лукьяненко и аккордеонист Сережа играют в Odessa Klezmer Band.

Большинство участников нашей группы — музыканты-любители. Из профессиональных исполнителей у нас духовики. Трубач Олег играет в Одесском национальном филармоническом оркестре. Саксофонистка Таня и тубист Славик преподают в музыкальной школе. Скрипачка работает бухгалтером (были времена, когда она играла в оркестре). Аккордеонист — юрисконсультом в Одесской филармонии. Барабанщица Юля работала графическим дизайнером. Перкуссионист — по профессии архитектор, а сейчас занят в сфере дизайна обуви.

Олег Андреев. Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

Я работаю иллюстратором и дизайнером. Все мы при деле. С одной стороны, это мешает: из-за работы мы не готовы репетировать ежедневно. С другой стороны, для нас музыка — это хобби, которое не надоедает. Мы собираемся, потому что нам интересно вместе. Как-то намеренно мы группу не продвигаем.

 

Репетируем мы где угодно. Все зависит от состава. Обычно собираемся у кого-то дома.

 

Но если приходят духовики, то играть в домашних условиях, конечно, не получится — могут обидеться соседи. На этой неделе мы собираемся играть в офисе у нашей скрипачки Юли. Там рядом нет жилых помещений, поэтому можно с дудками (с трубой, тубой и саксофоном — прим.) поиграть достаточно громко.

 

Что почитать: «Это для туристов. Я там не хожу». Как одесситам вернуть себе центр города

 

Еврейские мелодии и молдавские ритмы

В мире такие мотивы называют балканскими, что само по себе размытое понятие. Мы играем восточно-европейскую народную музыку. Сюда входит и еврейская музыка тоже. Потому что клезмер — это не только и не столько Израиль. Это мелодии евреев, живших раньше на территории Украины, Румынии, Венгрии, южной части России, — в общем, всей Восточной Европы. Еврейская музыка замешана не только на ближневосточной традиции, но и на болгарских, румынских, молдавских ритмах. И это преимущественно инструментальная музыка.

 

Пресловутые «Лимончики» первоначально были клезмерской мелодией.

 

Мы играем и украинские песни. У нас в репертуаре две чисто еврейские песни на украинском языке с частушечным текстом — «Дурень Марко» и «Не журіться, хлопці».

Фото: Станислав Кинка для ForshMag.

А вообще популяризаторами, разносчиками всей этой народной музыки были всегда и цыганские музыканты. Они, как и евреи, тоже пожили везде. Брали местную традиционную музыку, переигрывали, дополняли другими инструментами.

Есть у нас в репертуаре несколько эстрадных румынских песен, написанных в фольклорном духе на основе народной традиции. Просто может понравиться песня — мы ее взяли и сыграли. Композиции часто пересекаются, и сложно определить их географический источник. Македонцы говорят: «Это не греческая песня, а македонская», а греки говорят, что ее украли цыгане — и понеслась.

 

Что почитать: Как создать интеллектуальную коллекцию одежды

 

Народная музыка для всех

Мы играем на улице просто так: когда лето, жарко, и можно репетировать не в помещении. Люди подходят, спрашивают: «А откуда вы? А давайте вы у нас на свадьбе поиграете». Также нам всегда приятно играть в демократичных пабах, клубах. Разные бывают случаи, но иногда кажется, что мы не к месту. Когда нужны музыканты как аттракцион, нам кажется, что можно найти более универсальных.

Если мы играем в «Шкафу», то наша аудитория — молодые люди, которые выпивают и пляшут прямо с первой песни. Иногда мы играем на свадьбах, днях рождениях. Иногда нас зовут друзья друзей, знакомые знакомых. Понятно, что мы выступаем там, где это нужно. Нет смысла играть в каком-то шикарном ресторане при свечах — мы там просто будем «не в тему».

 

Когда мы играем на улице, наша танцующая аудитория — это дети, пьяные люди и городские сумасшедшие. Причем часто сразу все вместе.

 

Она потому и народная музыка — ее играют для всех. И нет никаких возрастных ограничений. Все зависит от места. Совсем недавно играли на замечательном детском мероприятии в поддержку уличного пространства для детей. Наша музыка достаточно демократичная, и она подразумевает простое, веселое времяпрепровождение — простые радости.

 

Что почитать: «Спортзал — это грустно». Как в Одессе преподают балет для взрослых

 

Музыкальный обмен

Я чуть позже присоединился к коллективу, а ребята играли народную музыку еще в 2000-х, когда мало кто знал, что это такое. И играли они ее просто потому, что им нравилось. У нас о такой музыке узнали из достаточно удобоваримых источников, таких как фильмы Кустурицы, музыка Бреговича. Хотя само направление раскрутили немецкие продюсеры и диджеи, вывели его на европейский и, может быть, даже мировой уровень узнаваемости. И последние лет 15 фольклорная музыка в тренде.

Мы пользуемся этим трендом не столько для продвижения, сколько для поиска исполнительского материала. Когда ребята начинали играть, они сидели в архивах, библиотеках, переписывали ноты. Тогда не был развит интернет, было не так много записей, а тем более нот.

 

И до сих пор мы сталкиваемся с тем, что не всегда можем найти текст к песне, которая понравилась. Иногда мы просим других музыкантов, которые уже играют это произведение, поделиться текстом.

 

В Украине, особенно в Киеве, сейчас ренессанс фольклорной музыки. Например, знаменитые киевские Toporkestra и Pushkin Klezmer Band. Мы позаимствовали часть музыкального материала у таких групп. И вообще, в нашей среде так принято: когда другие музыканты приезжают в Одессу, то зовут поиграть. Мы слышим новую песню и просим: «Научите». И у нас процентов 30 репертуара — это песни, которые мы услышали, играя с кем-то на фестивалях.

Мы часто бываем на фестивалях клезмерской музыки во Львове, в Харькове. Музыканты туда приезжают и просто учатся друг у друга, обмениваются материалом. Приезжают ребята из Литвы, России, Израиля, США, и постоянно происходит музыкальный обмен. Сейчас проще — все следят друг за другом в интернете, ловят, кто что играет. И получается такой круговорот — музыкальная социальная сеть.

 

Что почитать: Как оцифровать культурное наследие

 

Демократичный бюджет и перспектива

Есть пример других коллективов, который показывает, что мягкое продюсерское продвижение не лишнее и дает результаты. Это полезно не только для этих групп, но и для популяризации направления в целом. И успех любого музыканта, играющего в похожем стиле, привлекает внимание к направлению в целом, что для нас хорошо.

У нас мало кто может записывать фольклорную музыку. Писать дудки, аккордеоны, скрипки — это не все умеют. Играть вживую на фестивалях, концертах, даже на улице — это одно. А чтобы сесть и записать инструменты по очереди, нужна студийная практика. И еще такой момент: нам не всегда нравится, как в записи звучит музыка, которую мы играем. Кроме того, я лично сильно завишу от реакции людей, а ее не может быть в студии.

 

Чтобы заниматься музыкой и зарабатывать, музыканты часто играют в нескольких составах. Но, безусловно, не многие зарабатывают большие деньги.

 

Цены на выступления очень разнятся в зависимости от места. В клубе это небольшой заработок. Например, тот же «Шкаф» — заведение с демократичными бюджетами, но зато с веселыми и танцующими посетителями. В среднем в подобном арт-заведении группа получает от 3 до 6 000 грн за концерт. На свадьбе мы можем поиграть за более внушительные суммы, чем предлагает арт-заведение, а можем поиграть и вовсе бесплатно, если это для друзей.

Если говорить о перспективе, то… надо порепетировать на этой неделе. И это не факт, что произойдет (смеется). В понедельник я не могу, во вторник — другой человек, а в четверг все не могут, а в пятницу кто-то где-то выступт, а в субботу нам уже играть на мероприятии.

Конечно же, мы любим ездить на фестивали. Бывает, что кто-то из участников говорит, что к нему приезжают гости, и неплохо было бы собраться в заведении и поиграть. Мы отлично стали так сотрудничать с «Двумя Карлами». У них бессарабская еда, вино, и вообще все преимущественно из Одесского региона. А мы играем музыку, в том числе, одесскую. В нашем регионе все намешано, собственно, так, как мы и играем.

 

Что почитать

«Почему шумят ракушки?» В Одессе презентовали цифровой университет для детей

«Хотелось больше хайпа». Дана Павлычко — об эротической фотографии и книжном бизнесе в Украине

«Одесский декамерон»: Михаил Рева показал иллюстрации к новому изданию рассказов Георгия Голубенко

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться