#Учиться #Делать #Отдыхать

Екатерина Филимонова: «Одессе нужен миф. Вопрос только в том, какой»

Интервью о том, как Катя начала рисовать евреев, и почему даже в искусстве не обойтись без политики.

Не задумываясь, назовите несколько ассоциаций к слову «художник». Готова поспорить, что одним из слов будет «Париж» — сосредоточение европейской богемы в начале ХХ века, город романтиков и бунтарей, город-фантазия, город-праздник.

Наша героиня в шутку представляется как «художница из Парижа». В этой шутке есть доля правды. Первая выставка одесситки Екатерины Филимоновой состоялась именно в столице Франции. Мы встретились с художницей после открытия выставки уже в Одессе и поговорили о памяти, традициях и о том, почему галереи предпочитают покупать акварель, а не масляную живопись.

 

Рейс «Париж-Одесса»

Как получилось, что твоя персональная выставка прошла сначала в Париже, а уже потом в родной Одессе? Обычно наоборот получается.

Честно? Мне повезло. Один галерист нашел меня в Instagram, хотя на тот момент мой профиль представлял из себя какую-то солянку для родственников и друзей. «Все ок, я тут, смотрите, я пишу картины». О формате персональной выставки я и думать не могла, скорее, ожидала, что это будет коллективная экспозиция.

Твоя выставка в Одессе «Странники» — это серия акварелей. Почему выбор пал именно на эту технику?

Я всегда работала маслом, мне казалось, что эта техника более экспрессивная, крупноформатная, дает больше возможностей для выражения. Графика же предусматривает скрупулезность, а я не очень усидчивый человек по натуре.

Фото предоставлено художницей.

Меня больше всего интересуют люди, и, само собой, с этим связаны наброски с натуры. Когда ты рисуешь на улице, в процессе делаешь какие-то пометки, скетчи, зарисовки, очень быстро добавляются тени, блики света. В этом плане масло более «тяжеловесное». Когда я показывала свои работы галеристам и коллекционерам, выбор большинства падал все-таки на акварели, а не на картины маслом.

 

Что почитать: «Не стоит изучать историю по художественным книгам». Авторка ретророманов Ирина Лобусова рассказывает о вымысле и правде

 

Другое «еврейство»

Серия работ последней выставки полностью посвящена еврейскому народу. Почему именно евреи?

Сейчас опять буду говорить о случайностях, но пару лет назад я оказалась в Тель-Авиве. В этом городе невозможно не рисовать и не фиксировать моменты — там настолько колоритные персонажи, что из поездки я привезла невероятное количество материала. Через некоторое время в Одессе открылся мой любимый ресторан Dizyngoff, и на его стенах визуализировались мои работы.

 

Чтобы окончательно проникнуться «еврейской» темой, я в этом году даже поехала в Умань на Рош Ха-Шан — вот там я столкнулась с настоящими трудностями.

 

Хасидов очень непросто фиксировать на бумаге (в первую очередь из-за того, что я женщина), они не идут на контакт, это очень замкнутая община. И немаловажную роль сыграла поездка в Нью-Йорк. Там еврейское население города превышает миллион человек — больше, чем в любом другом отдельно взятом городе, включая тот же Иерусалим.

Фрагмент картины. Фото предоставлено художницей.

У евреев существует такая характеристика, как «избранный народ» — люди, которые на протяжении веков жили без своей земли, угнетенные, разбросанные по всему миру. Но они все равно не утратили своей общности и аутентичности. Какие характеристики ты хотела передать?

Это и стало лейтмотивом выставки, а галеристка Катя Тейлор придумала название серии «Странники». В нем и заложены все те особенности еврейского народа, о которых мы знаем. Я не буду сейчас утверждать, но это чуть ли не единственный древний народ, который, несмотря на свою разрозненность и трагедии ХХ века, сумел выжить и сохранить  идентичность на протяжении тысячелетий. Они держатся за традиции, за свою культуру, семью, религию. Может, это их мудрость?

Говорить об Одессе и не говорить при этом о евреях невозможно, хотя последнее время все чаще слышу недовольства о чрезмерном культивировании «одесского мифа». Сейчас этот миф нужен Одессе, или это нечто отжившее себя?

Если речь идет о тете Саре и дяде Фиме, то мне такая «обертка» Одессы не очень нравится. Я рисую другое «еврейство». Наш город туристический, и некий колорит, привлекающий людей, у него просто обязан быть. История города не начинается с Привоза и двориков с котами, нужно смотреть дальше, глубже в историю. Ведь не одни же евреи населяли Одессу 150 лет назад! Тот самый знакомый нам всем миф изжил себя — почти нет «одесского языка», выживших после румынской оккупации евреев осталось совсем немного, да и не привлечешь сейчас этим избалованного туриста. Львов сделал своей фишкой кухню, зато в Одессе есть свой кинофестиваль, например.

 

Прекрасные образцы архитектуры? Вы сами знаете, в каком они сейчас состоянии. Для создания нового мифа «пятилеток» не хватит.

 

Фото предоставлено художницей.

 

Что почитать: Книга, которая поможет не бояться современного искусства

 

«Все зависит от политики, особенно у нас в стране!»

Раз уж зашел разговор об украинском арт-рынке, то на каком этапе он сейчас находится, по-твоему?

С уверенностью я могу говорить только о себе — мои работы продаются (что меня удивляет). С точки зрения галеристов, мои акварели «удобны» — они небольшие, для них всегда есть место что в экспозиции, что в интерьере, соответственно, и цена на них невысокая. Есть единичные коллекционеры, собирающие, например, только акварели или только работы одесских художников. Но я понимаю, что это не тот арт-рынок, который существует, допустим, в Штатах.

 

Я знаю огромное количество украинских художников, которые вообще никогда не выставляются и не покупаются просто потому, что живопись не может стоить дешево, а тех, кто может ее купить, можно пересчитать по пальцам.

 

Фото предоставлено художницей.

Искусство — это всегда диалог: если ты приходишь в галерею, значит, готов вступить в «дискуссию» с художником. Думаю, ты помнишь разгром выставки Давида Чичкана в 2017 году в Киеве. А буквально два месяца назад сорвали выставку «Искусство женского оргазма». Наше общество не готово к спорным и скользким темам?

Общество как раз готово. И не думаю, что подобное не происходит где-то в Европе или в Америке. Взять хотя бы историю, которая коснулась Метрополитен-музея в Нью-Йорке: онлайн-петиция с требованиями убрать из экспозиции одну из «провокационных» работ французского художника Бальтюса набрала около 8000 подписей. Однако Met отказались потакать блюстителям нравственности и картину оставили. Да, Бальтюс рисовал подростков в откровенных позах, но мы же не убираем из музеев Рубенса, Рафаэля или Курбе!

Культура (и искусство, конечно) зависит от политики? Они вообще должны пересекаться?

Все зависит от политики, особенно у нас в стране! В Украине вы нигде не увидите детей, сидящих на полу среди предметов искусства, но это совершенно нормальная практика популяризации культуры на государственном уровне, например, во Франции. Наши музеи — это в большинстве своем печальное зрелище с облупившейся штукатуркой, скрипящими полами и сквозняками по залам. И это я только о мелочах говорю, а если копнуть? Наше Министерство культуры не оправдывает своего существования как институт, оно не нужно в том виде, в каком сейчас работает. Да, государство не занимается продвижением художников, да, оно не репрезентует арт на внешний рынок, но спасибо, что хотя бы не мешает. Промоцией современного искусства должна заниматься прогрессивная молодежь. Хотя вот мы сейчас говорим, а наверху в кабинете, может, уже что-то решается и двигается с мертвой точки. По крайней мере, хотелось бы.

 

Что почитать

Ланжерон. 7 фактов об одном из старейших пляжей Одессы

Прививать или не прививать? 6 объяснений, которые помогут не паниковать

Как победить беспокойство? Советы от преподавателя медитации

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться