#Учиться #Делать #Отдыхать

Кто вас ждет на фестивале Odessa Photo Days: интервью с фотографами

Поговорили с участниками об их проектах, кумирах, любимых фотоаппаратах и, конечно, о самом главном – вдохновении.

Уже в четвертый раз в Одессе пройдет фестиваль фотографии. В этом году формат фестиваля изменился. Если раньше он проходил в Одессе и в Батуми (Грузия), то теперь это отдельный международный фестиваль фотографии Odessa Photo Days. Не будем заострять на этом внимание, ведь программа фестиваля запредельно интересная. Трепещите.

 

Организаторам пришлось расширить главную экспозицию с 25 до 29 серий, потому что подходящих проектов было больше, чем планировалось.

 

В этом году тема звучит так: «Вход запрещен». О всем том, что запрещают, о чем не говорят и куда не пускают, вы узнаете на протяжении четырех дней фестиваля. Помимо выставок, будут лекции, мастер-классы, показы фотографий. А также в рамках фестиваля выступит с лекцией «Пространство между нами» Алек Сот — известный американский фотограф Magnumмеждународное фотоагентство и агентство фотографов, ставящее своей целью распространение репортажных снимков в печати.

Итак, кто же будет на фестивале? Читайте и не забудьте посмотреть расписание мероприятий на сайте.

 

Сео Юньянг

Южная Корея

 

Проект: Это парк развлечений. Серия работ состоит из очередности фотографий животных и работников. Жизнь животных ограничена вольерами, а жизнь работников — рамками их профессии. Таким образом, изображения животных и работников естественно совпадают.

Фото: Сео Юньянг, из серии «Парк развлечений»

 

Оборудование: Я использую камеры Ricoh GR и Sony A 99.

Кумир: Роберт Франк, Морияма Дайдо.

Любимое фото: Это мои снимки. Время пролетело очень быстро. Я стал фотографом. И у меня появился вопрос. Почему я должен быть продаваемым фотографом? Действительно ли я хочу быть продаваемым?

Фото: Сео Юньянг, из серии «Парк развлечений»

 

Читайте также: Женщины на фотографиях: образы с фестиваля Odesa Photo Days

 

Фотограф Мартин Брюнинг и историк Арнольд Проньк

Нидерланды

Отвечал Мартин Брюнинг

Проект: Исторический документальный фоторепортаж «Остатки сдерживания» стартовал в 2010 году со спонтанной идеи историка Арнольда Пронка и фотографа Мартина Брюнинга поехать в Украину и исследовать места ракетных запусков времен холодной войны в Восточной Европе.

В фотопроекте вы отправитесь с нами посмотреть на бывшие места ядерной угрозы. Мы покажем, где они были и что от них осталось. Места под грифом «Совершенно секретно» ранее были скрыты от людей. Теперь же заброшены и оставлены природе и местным жителям, которые разбирают то, что осталось.

 

Мы хотели узнать, где размещались ядерные ракеты и что осталось от секретных мест. Вопрос появился после выпуска отчетов ЦРУ, в которых упоминались все эти локации.

 

Когда в 2010 году мы начали этот проект, то не знали, что тема будет столь актуальной. Новая «ядерная гонка» среди мировых лидеров часто обсуждается в СМИ. Темы угрозы и модернизации ядерного арсенала снова стали новостями первых полос. Этот контекст дает нашему проекту актуальность.

Со времени нашей первой исследовательской поездки в 2010 году мы ежегодно ездили в Россию, страны Балтии, Беларусь и Украину. Мы посетили и отсняли около 100 из 160 баз. Поскольку локации медленно исчезают, необходимо задокументировать исторические останки как можно скорее.

Фото: Мартин Брюнинг, из серии «Остатки сдерживания»

 

Оборудование: Многие из этих мест находятся под землей, поэтому я использую небольшое световое оборудование. При помощи света в темноте можно создавать нужную картинку. Таким образом я сильно влияю на детали фотографии.

Вдохновение: Я вдохновляюсь для работы над своими проектами из статей, книг по истории, документальных фильмов и музеев современного искусства. История и влияние политических решений на мир и людей — это те темы, которые меня интересуют.

 

Эти фотографии — констатация того, что осталось, без выяснения, кто прав, а кто виноват. Мы все можем быть рады: ни одно из этих видов оружия не использовалось и, надеюсь, в будущем не будет использоваться.

 

Кумир: Много фотографов, художников, журналистов и писателей, чьи работы повлияли на мой взгляд на мир. Невозможно сказать, что меня впечатлил только один человек. В начале этого проекта я увидел книгу голландского фотографа Мартина Роемерса о реликвиях холодной войны. Это повлияло на некоторые из моих фотографий. Но также меня вдохновили такие люди, как Эдвард Буртинский, Себастио Сальгадо, Стафан ван Флетерен или фотографы, работающие в коллективе NoorNOOR — это организация, объединяющая профессиональных фотожурналистов и фотодокументалистов из разных стран. Ее участники работают над индивидуальными и групповыми проектами, посвященными современным мировым проблемам.

Фото: Мартин Брюнинг, из серии «Остатки сдерживания»

 

Брюдер Кати

Австрия

Проект: «МЫ — остальные из нас». Это проект о восприятии и формировании сообществ. Проект основан на тексте из литературно-художественного журнала Lettre International 02/2012:

«МНЕ БОЛЬШЕ НРАВИТСЯ, КОГДА КАЖДЫЙ НА СВОЕМ МЕСТЕ:

Сумасшедшие люди — в сумасшедшем домах,
Убийцы — в тюрьме,
И мы — остальные из нас — дома,
Где мы можем созерцать все это
С наших кресел
За чашечкой кофе».

Бельтемпо

На эту идею меня вдохновил текст Бельтемпо. В поисках связи между социальными узами и комнатами для проживания я побывала в нескольких жилых комплексах. Фотографировала людей, которые, учитывая их общее место проживания, визуально воспринимаются как группа. Здесь я встретила различные сообщества: связанные одной судьбой, самоорганизующиеся и временные общины. Я всегда прошу жителей открыть входную дверь и сесть где-то в гостиной.

 

В работе над своими проектами я каждый раз стучу в незнакомую дверь и никогда не знаю, к чему это приведет.

 

«МЫ — это остальные из нас» является проектом о восприятии и формировании сообществ в нашем обществе, о создании коллективного чувства, социальной сплоченности, но также об изгнании, одиночестве, пространственной близости, изоляции, авторитетности и образе. Я рассматриваю взаимосвязь между восприятием сообщества его участниками, их бытовыми условиями и солидарностью. Здесь важную роль играет как отражение того, что вы видите, так и наблюдения за процессом. Перед нами стоят следующие вопросы: на каком этапе у человека пробуждается чувство сплоченности, заложенное пространственной близостью? усиливается ли чувство принадлежности через внешнюю угрозу? что помогает сформировать чувство коллективного единства?

Эта серия фотографий постоянно расширяется. Она содержит изображения, которые сделаны в разных сообществах, а также личные интервью, тексты журналистов, этнологов, социологов, философов и художников. На протяжении этого проекта я сотрудничаю с разными людьми и благотворительными организациями, такими как Caritas Wien, врачами и частными гражданами.

Фото: Брюдер Кати, из серии «МЫ – остальные из нас»

 

Оборудование: Обожаю фотографировать на свой Mamiya RZ II Pro. В этом проекте я работала с людьми, у которых было мало времени для фото, и его нужно было делать быстро. Поэтому я использовала Canon Mark III и освещение Hensel Porty и Hensel 2000. На человека уходило 2-3 кадра.

Вдохновение: Меня вдохновляют стихи, книги, театр, фильмы, люди, которых я встречаю, жизненный опыт, музыка и, конечно, природа. Мне нравится размышлять про фотографию и то, чем я занимаюсь сейчас.

Кумир: Когда мне было 15 лет, я работала в галерее Werkstadt Graz. Там я увидела фото Сэйити Фуруя («Лейбниц 1983»). Я была потрясена. В этой фотографии была целая история: бык, ожидающий смерти. Здесь слова были лишними. Удивительно! До этого момента я снимала события и людей. И внезапно фотография стала для меня новым опытом, который я не могла забыть. Также мне нравятся работы НадараГаспар Феликс Турнашон. Его умение делать людей равными оказало большое влияние на мой метод съемки. Надар фотографировал людей на уровне глаз, независимо от пола, цвета кожи или социального статуса.

Любимое фото: Мне нравится фото «Вероника, Вена, 2017». Вероника — художник-постановщик, она любит фотографироваться с животными. Ей хотелось сфотографироваться как художник. Для этого мы арендовали двух кур и петуха. Пока Вероника позировала и держала курицу, птица снесла яйцо. Это фото было сделано секунду спустя.

Фото: Брюдер Кати, Вероника, Вена, 2017

 

Читайте также: Запустился проект «100 одесситов» о «тех, кто живет рядом»

 

Глория Ойарзабал

Испания

Проект: В Одессе я представлю свой проект La Picnolepsia de Tshombé — это калейдоскоп образов, рассказ о том, как и почему западное общество создало и визуализировало «идею Африки». Своего рода рай, который для многих людей может закончиться кошмаром.

 

Последствия неоколониализма я использую в качестве точки отсчета для обзора истории моей страны, Испании и ее связи с Африкой во время диктатуры Франко.

 

Проект состоит из четырех частей: страшные годы бельгийской колонизации в ДРКДемократической Республики Конго, история главного героя Thsombé, которая связывает его с Испанией, несбывшиеся грезы и, наконец, последствия — сложная жизнь африканских мигрантов manteros. Это уличные торговцы незаконными китайскими поддельными продуктами, которые имитируют дорогие бренды.

Я хочу заинтриговать и пробудить любопытство у зрителя. В своем проекте я использовала разные способы и материалы: архивные фотографии, тексты, старые журналы, объекты и фотографии, найденные на блошиных рынках, цифровую и аналоговую фотографию, поляроиды. После победы в прошлом году в Landskrona Photo Festival Dummy Award  я намерена выпустить фотокнигу с этим проектом.

Фото: Глория Ойарзабал, из серии La Picnolepsia de Tshombé

 

Оборудование: Все! Я имею в виду все, что доступно мне. От цифрового Nikon до аналоговой фотографии. Мгновенная фотография Polaroids и Fuji Instax — один из моих любимых способов съемки. Мне нравится менять камеры. И, конечно, я пользуюсь своим «простым» телефоном.

Вдохновение: Это вещи, которые нарушают равновесие: вынужденная и рискованная миграция, несправедливость по отношению к женщинам, бессовестные стратегии для управления людьми. Проект, который я представляю, возник из вопроса к себе, из вопросов про африканскую власть, про интриги, про разочарование, про то, что скрыто в главах истории моей страны.

Фото: Глория Ойарзабал, из серии La Picnolepsia de Tshombé

 

Кумир: В своем развитии как фотограф ты постоянно увлекаешься новыми стилями. Я восхищаюсь работами Кадера Аттии, Даниэля Блауфукса, Раймона Депардона, Уильяма Кентриджа, Джеффа Уолла, поэтической историей Дуэйна Михальса.

Также мне близок активизм феминистских художниц, таких как Регина Хосе Галиндо, Ана Мендьета, Хелена Алмейда, Джуди Чикаго, Лори Симмонс, Кара Уокер, Биргит Юргенсен, Софи Калле. И еще меня очень вдохновляет кино таких режиссеров, как Аньес Варда, Жан-Люк Годар, Майя Дерен, Шанталь Акерман, Рауль Пек и, конечно же, многие африканские кинематографисты, как Усман Семемен, Сулейман Сиссе, Чик Умар Сиссоко.

Любимое фото: Сложный вопрос для меня, поскольку этот проект состоит из архивных фотографий и сделанных мною снимков. Мне трудно выбрать всего лишь одну работу. Но, возможно, коллаж из архивных кадров и моих фото может быть одним целым. Поэтому это Thsombé (главный персонаж истории), смотрящий вниз, внутрь, темный пейзаж с радугой. Страх и надежда, история и вымысел, прошлое и будущее смешиваются в этом фото.

Фото: Глория Ойарзабал, из серии La Picnolepsia de Tshombé

 

Верберкт Давид

Бельгия

 

Проект: Рохинджаэтническая группа, проживающая в штате Ракхайн в Мьянме — это проект документальных фото, который я начал три года назад. Я провел много времени в Мьянме, Бангладеше и других странах, работая над ним. Идея состоит в том, чтобы повысить осведомленность о бедственном положении этой этнической группы.

 

Этих людей лишили гражданства в собственной стране. Более 40 лет они провели в изгнании и были подвергнуты этнической чистке.

 

В настоящее время этот процесс напоминает геноцид. На фотографиях, представленных в Одессе, основное внимание уделяется жертвам последних этнических чисток, организованных вооруженными силами Мьянмы под эгидой борьбы с терроризмом. С сентября 2017 года рохинджи были жестоко изгнаны из своих домов на севере Мьянмы и теперь они выживают в лагерях беженцев вдоль границы Бангладеша. Именно этим людям я хочу дать голос посредством фотографии.

Фото: Верберкт Давид, из серии «Рохинджа»

 

Оборудование: Canon 5DmIV primes и 24-70L f2 8, плюс Fujifilm XPRo1 и Xe3 18 мм.

Кумир: Ряд великих фотографов, которые стали свидетелями сложных мировых событий и повлияли на их восприятие через свою фотографию. Их слишком много, чтобы перечислить.

Любимое фото: Интересным фотограф становится тогда, когда своей историей на фото вызывает эмоцию у зрителя. Я бы выбрал портрет Рашиды: здесь вы сразу видите, не читая описание к фотографии, что она прошла через ад. Но ее поза невероятно решительная. Она готова искать ответы и справедливость.

Фото: Верберкт Давид, из серии «Рохинджа»

 

Не пропустите: Le Balkón: как жить в городе балконов-паразитов

 

Джонас Фейге и Вернике Яна

Германия

Отвечал Джонас Фейге

Проект: Zenkeri — это история о последствиях жизни немецкого колонизатора Георга Августа Зенкера. В 1889 году немецкий ботаник и садовник Георг Зенкер поселился в Бипинди. Это небольшой участок земли в тогдашней немецкой колонии Камерун. Зенкер создал семью с женщиной из ТогоТоголезская Республика, построил виллу в колониальном стиле, основал плантацию и работал ботаником и зоологом для музеев в Берлине. Там до сих пор живут его потомки.

Мы увидели виллу в Бипинди как нечто вроде космического корабля из другой планеты. Как будто Зенкер приземлился на нем в экзотическом месте. Сделав его своим домом, он не знал, как это может повлиять на его потомков, их самоидентификацию. Мы были очарованы поиском истории нашей страны в камерунских джунглях.

С нашим портретом семьи Зенкер мы надеемся привлечь внимание к последствиям немецкого колониализма в Африке, в частности в Камеруне.

 

Вдохновение: Для нас обоих работа над фотопроектом — первый опыт. Мы сочетаем два разных подхода к работе: Яна стремится к документальному стилю, тогда как моя работа обычно более художественная и личная.

Мы работаем без каких-либо правил: каждый может фотографировать, что хочет, в своем стиле. Много усилий мы приложили к редактированию. Нам пришлось отпустить личную фотографическую гордость, чтобы найти самый убедительный способ для передачи истории.

Фото: Джонас Фейге, из серии «Зенкер»

 

Кумир: Поскольку мы работали над этим проектом очень долго, у нас была куча идей и много вещей, повлиявших на нас — от постколониальной философии до Георга Августа.

 

Этот проект стал для нас повествованием, включавшим в себя наши личные сомнения и вопросы без ответов.

 

Любимое фото: Мы бы не хотели называть это фото любимым, но в нем много смысла для нас — на снимке шесть мужчин в костюмах. Европеец в центре, а вокруг пять африканцев. Мы нашли это фото в семейном архиве Зенкер. С разрешения семьи мы показали его историкам в Германии, которые сказали, что вся эта история невозможна по ряду причин (например, стиль одежды на фото, не соответствующий времени).

Фотография стала ценной для нас своим противоречием. Она бросает вызов общепринятой «объективной» истории. Это краеугольный камень идентичности семьи Зенкер. Из это следуют вопросы: кого мы отнимем в них (немцов или камерунцев)? на основании чего? и что будет в конце?

Фото из семейного архива семьи Зенкер

 

Сина Нимейер

Германия

Фото: Марлена Вальдхаузен

 

Проект: Проект «Для меня» — это автобиографическая история о сексуальном насилии. Я соединяю разные художественные приемы: фотографию, писательство, графический дизайн. Использую несколько слоев материала: старые семейные фотографии, автопортреты и найденные объекты.

«Для меня» — мое личное откровение, в котором человек может найти себя. По статистике каждая 3-5 женщина переживает сексуальное насилие.

Проект показывает зрителю на разных уровнях, как сексуальное насилие влияет на жизнь путем устранения неясных и тонких эмоций, которые часто нельзя понять словами. Он напоминает уцелевшим, что они не одиноки, и помогает им в самовыражении своих чувств.

Книга с проектом «Для меня» будет выпущена в мае 2018 издательством Ceiba.

Оборудование: Я использовала цифровой зеркальный фотоаппарат и камеру среднего формата. У меня есть несколько любимых объективов. Но каждый проект — новый, поэтому я работаю с тем, что подходит лучше всего.

Вдохновение: Чувства. Напряжение, тонкие эмоции и мгновения. Меня всегда интересовали межличностные взаимодействия: между незнакомцами, отношения моих друзей и мои собственные. Те короткие моменты в жизни, когда внезапно время замедляется и происходит что-то волшебное. Конечно, это звучит поэтично и, на первый взгляд, противоречит теме моего проекта, но для меня это и о тех прекрасных мгновениях. Маленькие вещи, которые помогли мне снова стать собой.

Из серии «Для меня»

 

Кумир: Я обожаю фотографии Лины Шейниус и Саши Вайднера. Жаль, что он уже умер. Много фотографов и фотографий повлияли на мой стиль. Один из самых значимых — это Юрген Шадеберг. Я впервые расплакалась над фото. Это были кадры апартеидаофициальная политика расовой сегрегации, проводившаяся правившей в Южно-Африканской Республике с 1948 по 1994 год Национальной партией. Я не могла понять этой иррациональной несправедливости. Во второй раз это случилось, когда я увидела работу Сары Наоми Левковиц «Мэгги». У нее получилось создать отличную историю с борьбой главных героев, которая разбила мне сердце.

Мне нравятся классики, такие как Анри Картье-Брессон или Йозеф Куделка. Но меня также интересуют и современные художники: Вивиан Сассен, Стефани Мошаммер, Олафур Элиассон и много просто красивой, гармоничной семейной фотографии авторства Карлы Когельман, Алена ЛаБойли или Сэма Харриса.

 

Что почитать:

Кисточка не только для косметики: как быть художником, если ты женщина

ТЕСТ: Насколько хорошо вы знаете необычные памятники Одессы?

Модные сумочки в помощь: как проект Gudzyk решает проблемы пенсионеров

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться