#Учиться #Делать #Отдыхать

Публичное одиночество в библиотеке: спектакль «Диалоги» о роли тишины и молчания

Театр — это не обязательно сцена, кулисы и зрительный зал.

Киевская креативная команда U!ZAHVATI разбивает театральные стереотипы украинцев, превращая посторонних наблюдателей в участников процесса. Иммерсивные постановки характерны высокой степенью эмоционального погружения зрителей, а местом их действия может стать любое городское пространство.

Свой первый спектакль-променад «Время»на протяжении спектакля зрители следуют по определенному маршруту вслед за его действием команда U!ZAHVATI поставила на киевских улицах, а после него отправилась в старинную библиотеку с «Диалогами». Одесская премьера состоялась в начале декабря в Национальной научной библиотеке. Накануне мы пообщались с автором идеи и режиссером Полиной Бородниченко.

 

Обычный поход в театр — преграда для людей со стереотипами

 

Immersive
От англ.  «создающий эффект присутствия, погружения». Иммерсивный спектакль создает эффект погружения зрителей в происходящее: они становятся участниками происходящего, с которыми в любой момент могут начать взаимодействовать актеры.

 

Вы с командой создали первый иммерсивный театр в Украине?

Мы единственные, кто создает только иммерсивные спектакли. Каждый из театров Украины имеет возможность делать в рамках своей деятельности иммерсивную постановку, а мы занимаемся только этим. Это не просто творческий эксперимент, по окончанию которого возвращаешься на сцену.

Мы ставим перед собой цель создавать проекты, которые могут легко адаптироваться под пространство разных городов, границы театра расширяются. Мы даем возможность нетеатральной аудитории посещать театр. Поход в театр — это специфическая традиция, которая может быть преградой для людей с предвзятым отношением к театру, стереотипами, неудачным опытом.

 

Эти проекты на грани развлечения, эмоционального эксперимента — они требуют глубокого психологического погружения.

 

 

Как появилась идея проекта?

Я окончила режиссерский факультет, преподавала, и мне казалось, что я хорошо ориентируюсь в своей деятельности, но о существовании такого формата не знала. Мы хотели создавать развлекательные проекты, которые будут давать особые эмоции зрителю, чтобы он был участником происходящего, а не пассивным наблюдателем. И это получилось: впоследствии зрители говорили о себе, а не о постановке.

Перед постановкой нашего спектакля-променада «Время» я поехала в экспедицию в Вену, Краков, Москву, побывала на подобных спектаклях. Я посмотрела около 20 постановок — в особняках, на заводах, в гаражах. Я увидела, как интересно работает пространство. Оно является не просто местом, где происходит действие, а настоящим соавтором происходящего.

 

Зритель, который подсматривает

С помощью каких инструментов получается вовлекать зрителей?

Сюжет спектакля разложен по маршруту; перемещаясь, зритель проживает сюжет спектакля. Ты не сидишь в кресле, а значит уже включен в процесс. Нельзя сказать, что зритель смотрит спектакль. Где-то он подсматривает, сидит в середине действия, идет, а действие развивается по ходу его движения, или актеров нет, а только он и является действием. Он может писать, читать, перекладывать что-то… Если посмотреть со стороны, зритель оказывается актером.

Главное выразительное средство — аудиодорожка. Во время спектакля зрители находятся в наушниках. Кроме текста и музыки, они слышат разные звуки, дыхание. Это создает эффект спектакля в голове. Эффект публичного одиночества. Складывается впечатление, что это «фильм обо мне».

 

Степень твоего участия регулируется свободой: если зритель насторожен, он сам себя выводит в роль созерцателя, но от этого не страдает спектакль, ни сам зритель. Но у того, кто готов расслабиться и погрузиться, это происходит глубже.

 

Для кого ваши спектакли? Имеют ли значение возраст, мировоззрение?

Перед первым спектаклем у нас было несколько мозговых штурмов по этому поводу. Мы решили: это однозначно молодежь, хипстеры, креативный класс или любители квест-комнат, возраст — от 25 до 35 лет. Нам казалось, что это должны быть люди, которые посещают все новое, открыты к экспериментам.

Потом мы с удивлением поняли, что это не наша целевая аудитория. Они к нам, конечно, ходят, но гораздо ближе этот спектакль людям, которые не такие активные во внешнем мире, но очень активные во внутреннем поиске. Это люди за 35, которые уделяют внимание внутреннему развитию, мыслящая и в большинстве женская аудитория. А еще — театральная, которая по-другому считывает спектакль и воспринимает его как глубинное эмоциональное действие внутри себя, а не аттракцион.

 

Чтобы воспринимать с глубокой степенью погружения, нужна осознанность. Сезон «Времени» посетило очень много людей за 45. Нам казалось, что для них это слишком смело, но они это впитывали, как свежий воздух. Для молодой аудитории такая форма привычная, но она совершает поиск внутри содержания, а более взрослая аудитория сориентирована на содержание и пристраивается к форме.

 

Читайте также: Максим Голенко — о театре без мишуры: «Люди платят за ощущения»

 

Задача настоящего театра — в преодолении режима

Действие «Времени» происходило на улице. Наверное, вы столкнулись со сложностями и решили «переехать» в библиотеку?

На улице сложнее играть, потому что каждое место должно быть подкреплено документами и еще здесь повышенная ответственность. Но библиотека — это не потому, что на улице холодно. Она стала поводом для создания следующего спектакля.

Постановка забирает у нас часть жизни, поэтому мы решили, что очень важно с ее помощью решать свои внутренние вопросы. Это честно по отношению к зрителю — мы говорим не о том, что надо или популярно, а о важном лично для нас. Перед созданием «Времени» наша проблема состояла в том, что мы спешим и ничего не успеваем.

 

Люди творчества и бизнеса в мегаполисе постоянно живут в этом состоянии. В этом спектакле мы для себя ответили на некоторые вопросы, но появились следующие — об информационном шуме, визуальных атаках, роли тишины и молчания.

Из-за большого количества диалогов, которые нас окружают, нам кажется, что мы находимся в среде активного общения. Но для меня диалог как форма коммуникации между людьми — это точно не разговор, а, скорее, молчание, дыхание, взгляд. Есть несколько причин, почему этот спектакль для библиотеки и о библиотеке. Это место, где веками живет молчание, тишина здесь органична.

 

Для современного мира это информационный бункер. Там живут книги — это истории, сюжеты, судьбы людей.

 

Я подумала, что библиотека и театр — это очень верное содружество. Для режиссера важно не просто выдумать спектакль вне сцены, а оправдать для себя, почему он не на сцене. Потому что если ты можешь сыграть его на сцене, там его и должен играть. Библиотека в моем случае — очень верное место для размышлений на тему тишины.

 

Библиотеки — довольно консервативные заведения. Тяжело ли было договориться?

Тяжело, но для меня это тоже часть спектакля. Преодоление режима является задачей настоящего театра. В этом конфликт жизненного и творческого, которое всегда говорило о чем-то важном среди казуистического, правильного.

Мы, конечно, неудобные, но мы настроены на диалог и ждем его от библиотек в том числе, мы меняем их жизнь. В Одесской библиотеке есть потрясающие люди, которые сразу приняли и разделили эту историю. Дыба Наталья Матвеевна поддержала нас душой, она во всем помогает нам. В ней есть принятие, любовь.

 

«Диалоги» несовместимы со смартфоном

Условие посещения спектакля — оставить телефон. Как появилась эта идея?

Давно об этом мечтала. Прежде всего я у себя хочу забрать телефон, от которого зависима. Мне может быть интересно действие, но все равно невольно посмотрю в телефон. Спектакль «Диалоги» и телефон несовместимы. Чтобы погрузиться в пространство библиотеки, уйти от себя, надо забрать привычное. Спектакль проходит в интимно-темных пространствах, где свет экранов неуместен.

 

В чем сюжет спектакля?

Я бы не хотела говорить о сюжете и драматургии. Одна из особенностей формата — это первозданность, когда ты не знаешь, что с тобой произойдет в следующий момент. Пространство диктует порядок сцен и их содержание. Это метафоры на жизненные обстоятельства. В зале каталогов, например, мы говорим о том, как они похожи на квартиры, в которых мы закрыты.

 

Среда для размышлений без диктата

То есть это не классическая драматургия?

Она специфическая. Определенный сценарно-режиссерский ход присутствует, но так как это очень живое пространство, линейно считать его не получается. Это не художественное произведение, которое мы хотим вам продемонстрировать, а вы — посмотреть. Каждый из зрителей смотрит свой спектакль, и я как режиссер не диктую свою позицию, а создаю среду для размышлений. Главное преимущество этой формы — свобода выбора. Для меня это откровение.

 

Я разрушаю свои личные режиссерские стереотипы в отношении того, что все должно быть выверено, появляется место ошибке, спонтанности, соавторству. Если зритель живой, перемещается, значит и мы должны быть к этому открыты. Если актер смотрит одному из 20 зрителей в глаза, у него сложился совсем другой спектакль.

 

Да и сам актер уже по-другому играет, если он встретился с каким-то зрителем взглядом и что-то для себя получил. Он не артист за семью замками, он готов к диалогу и подвергает себя опасности сбить настрой.

 

Волнуетесь перед спектаклями? Ведь зрители бывают разными.

Каждая особенность рождает новое прочтение этой формы, и мы этому радуемся, хотя когда мы только начинали, это было очень травматично. Сейчас мы и волнуемся, и азартно вдохновлены на поиск. Я советую актерам думать не над тем, чтобы нам все удалось, а чтобы у нас появилась возможность совершить хоть маленькое, но открытие внутри себя. Это совсем другой подход. Каждый спектакль — это поиск, а не ретрансляция. Все, что происходит здесь и сейчас, — часть постановки.

 

Что почитать:

Театральний грудень: вистави, які неможливо проґавити

Режисер Іван Уривський — про творчий потенціал Одеси: «Я хочу ходити щовечора до театру і дивитися щось цікаве»

Искусство в карман не положишь: как превратить джинсы в шедевр

ForshMag - полезный городской интернет-журнал.
Использование материалов ForshMag разрешено только с предварительного согласия правообладателей при наличии активной ссылки на источник.

О журнале

Связь с редакцией: forshmag@impacthub.odessa.ua
Проект

Подписаться